## ## ####
Одной строкой:


Будущее отечественных сельхозпроизводителей — в кооперации

Актуальный вопрос  •  Опубликовано 22.07.2015  •  372 просмотров
Будущее отечественных сельхозпроизводителей — в кооперацииКак обеспечить продовольственную безопасность России и поддержать развитие сельского хозяйства? Эти вопросы стали особенно актуальными в свете санкций и «антисанкций», но исчерпывающего ответа на них до сих пор так и не найдено. «Известия» отпросили экспертов и выяснили, что будущее отечественных сельхозпроизводителей — в кооперации.
В ходе апрельской «прямой линии» с населением России президент Владимир Путин упомянул о дополнительных мерах, предпринятых за последнее время для поддержки сельскохозяйственных предприятий. В частности, глава государства напомнил о росте субсидирования кредитов для пополнения оборотных средств с 5,5 до 14,7%. В начале 2015 года правительство изменило правила субсидирования сельского хозяйства, привязав его к ключевой ставке Центробанка, а не к ставке рефинансирования, как было раньше. Новшества коснулись как краткосрочного кредитования, так и финансирования «долгоиграющих» инвестиционных проектов. Помимо этого на развитие сельского хозяйства было дополнительно выделено 50 млрд рублей, на лизинг — 4 млрд, на погектарную поддержку — 8,5 млрд рублей. Регионам было рекомендовано перечислять малым сельхозпредприятиям и начинающим фермерам по 2 млн рублей.

Пора отдавать долги

Оценив предпринятые властями усилия, эксперты уверяют — останавливаться на достигнутом ни в коем случае нельзя. Одна из главных задач сегодня — вывести поддержку агропромышленного комплекса (АПК) России на мировой уровень. «А у нас выделяемые на эту сферу средства еле дотягивают до 1,5% от расходной части бюджета, необходимо увеличить это финансирование хотя бы до 3–4%», — уверен Кирилл Черкасов, член комитета по аграрным вопросам Госдумы РФ.
Необходимость расширения сферы господдержки специалисты объясняют слабой материально-технической базой многих предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности, неразвитой инфраструктурой хранения, транспортировки и холодильной обработки скоропортящегося сырья и продовольствия. Это не позволяет комплексно перерабатывать исходное сырье и создавать оптимальные условия для хранения, что приводит к дополнительным потерям, снижению безопасности и качества производимых пищевых продуктов. Один из самых заметных шагов для решения проблемы был сделан с принятием поправок в закон «О развитии сельского хозяйства», которые вступили в силу с 1 января 2015 года. Согласно внесенным изменениям, меры господдержки распространяются на всех, кто занимается первичной или последующей переработкой сельхозсырья и реализацией продуктов переработки. Доля от реализации таких продуктов в их доходе должна составлять не менее 70% за календарный год. Предполагается, что эти поправки будут способствовать повышению доступности долгосрочных заемных средств для предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности, что значительно ускорит процесс модернизации сельского хозяйства.

Однако с повестки дня не снят и ряд проблем отрасли, причем всерьез заняться ими государство явно не торопится. «В настоящее время в сфере АПК достаточно высок уровень просроченных долгов. А общая задолженность в отрасли составляет два триллиона рублей! — рассказывает Ольга Башмачникова, заместитель директора Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России. — Соответственно коммерческие банки неохотно выбирают сельское хозяйство как направление деятельности — слишком велики риски невозврата». К причинам возникновения подобных проблем эксперт относит климатические риски по урожайности, ценовые риски, риски низкой рентабельности. «При этом в России до сих пор не работают институты страхования, которые смогли бы способствовать получению сельскохозяйственными предприятиями стабильного дохода и снизить риски банковского сектора, — отметила Ольга Башмачникова. — Причем здесь нужно вести речь о страховой компании, созданной государством ради страхования, а не ради бизнеса самой компании». По ее словам, подобная система уже создана и успела неплохо зарекомендовать себя за рубежом: «В США фермер уверен, что он в любом случае получит свой минимальный за пять лет доход — его поддержит государство, даже если случится неурожай или цены на его продукцию чрезмерно снизятся».

Вопрос с изюминкой

Не менее важной проблемой является и то, что в сельском хозяйстве (как, впрочем, и во многих других отраслях российской экономики) до сих пор не побеждена коррупция: аграрную политику в стране определяет лишь крупный бизнес, и у государства нет цели создать стабильный средний бизнес в этой сфере. «А ведь диверсифицированная по размерам бизнеса аграрная экономика более гибкая, более выживающая, более адаптивная к различным экономическим условиям. Это подтверждает мировая практика», — констатирует Ольга Башмачникова.
На этом фоне довольно скептически эксперты относятся и к тому, что попытка власти сделать ставку на поддержку агропредприятий, занимающихся производством экологически чистой продукции, даст ощутимые результаты. «Разговоры о поддержке экологического сельского хозяйства идут давно, уже разработан соответствующий законопроект, — напоминает Андрей Морозов, руководитель российской саморегулируемой организации «Агроконтроль». — Однако проблема здесь несколько в другом. Где в первую очередь производится экологически чистая продукция? В небольших личных подсобных хозяйствах (ЛПХ). А увеличение количества этих хозяйств (и, что очень важно, рост товарности существующих ЛПХ) напрямую обусловлено наличием кооперативов, которые включат ЛПХ в рынок на справедливых условиях. Для прогресса экологического земледелия нужна массовая всесторонняя сельскохозяйственная потребительская кооперация».

Во всем мире экономика АПК в большинстве своем построена на семейных фермах, которые либо кооперированы (особенно в молочном производстве, овощеводстве, производстве зерна, мясном скотоводстве, кроме свиноводства), либо интегрированы в более крупные производственные цепочки. В нашей стране произошла концентрация производства в сверхкрупных предприятиях — агрохолдингах. «Что же касается ЛПХ, крестьянских фермерских хозяйств, семейных микропредприятий, то они проигрывают агрохолдингу в технологиях хранения, транспортировки, переработки, сбыта произведенной продукции, снабжения ресурсами, применения сложной производительной техники, кредитования и страхования, — утверждает Андрей Морозов. — И эту проблему невозможно решить в приказном порядке: частному предприятию, созданному для извлечения прибыли в интересах собственника, нельзя приказать работать с фермером на удобных для фермера условиях».

Корпорация мо… лочников

Тем не менее в последние два века человечество нашло адекватный ответ на этот вызов. И это — сельскохозяйственная кооперация, то есть объединение независимых (это важно!) собственников произведенной продукции и сельскохозяйственных товаропроизводителей в особые некоммерческие организации — специализированные кооперативы. Кооператив (за счет масштаба деятельности) может эксплуатировать большой склад, мощную сельскохозяйственную технику, более уверенно разговаривать с банком при получении кредита. «В теории эта схема проста и очень наглядна, — продолжает Андрей Морозов. — Но ее воплощение в жизнь затрудняется тем, что от идеи кооперации до практического получения выгоды — большая дистанция, сопряженная с немалыми материальными затратами. В российских условиях проблема усугубляется и отсутствием традиции совместного решения хозяйственных вопросов, привычки согласовывать интересы и координировать действия. Можно ждать, пока эти проблемы решатся сами собой: крестьяне накопят деньги для инвестиций в кооперативы и научатся кооперативному поведению. Однако есть опасность, что ожидание затянется не на одно поколение. Вывод — помощь в кооперативном строительстве должно оказать государство».
Какой должна быть эта помощь? Эксперты выделяют три основных ее составляющих: нормативная, организационная и финансовая. Первая часть в целом налажена — федеральный закон «О сельскохозяйственной кооперации», принятый в конце 1995 года, весьма конкретно описывает создание кооператива, управление им, ответственность членов и другие вопросы. Однако в последние два года возникли новые нормативные угрозы. Так, вступившие в силу с 1 сентября 2014 года изменения в Гражданский кодекс запретили распределение прибыли между членами некоммерческих организаций (к которым относятся и сельскохозяйственные потребительские кооперативы). «И это при том, что только очень небольшая часть кооперативов может работать строго «по смете», финансируя свою деятельность за счет членских взносов», — подчеркнул Андрей Морозов.

Не законом единым

В деятельности кооператива (как и любого другого предприятия) — множество текущих рисков и неопределенностей. Если он будет заключать сделки со своими членами на таких условиях, чтобы сразу исключить распределение прибыли, однажды денег может не хватить, и кооператив прекратит существование. Значит, условия сделок должны предполагать получение дохода — а по окончании определенного периода (например, года) этот доход должен возвращаться членам кооператива (в пропорции от того, сколько услуг от кооператива они получили). «В этой части гражданское законодательство нужно исправлять, — говорит Андрей Морозов. — Другая важная проблема нормотворчества — это так называемое «регулирование сельскохозяйственной потребительской кредитной кооперации».
В 2013 году по абсолютно формальным основаниям (участие в финансовых операциях) сельскохозяйственные потребительские кредитные кооперативы сперва были отнесены к так называемым «организациям, осуществляющим операции с денежными средствами и иным имуществом», а затем попали под регулирование со стороны Центробанка РФ. В результате сельскохозяйственный потребительский кредитный кооператив стал для своих членов «дорогим удовольствием». Выгоды от объединения в крупного, оптового заемщика нивелируются издержками, которые члены кооператива должны нести, чтобы соответствовать возросшим требованиям государства. Если этот процесс не остановить, то классические, настоящие сельскохозяйственные потребительские кредитные кооперативы рано или поздно прекратят свою деятельность, а останутся мимикрирующие под кооперацию частные микрофинансовые организации, чьи цели ничего общего не имеют с повышением доходов сельскохозяйственного товаропроизводителя. В этой связи необходимо менять условия работы данного вида кооперации — в направлении максимального смягчения регулирования, вплоть до полной его отмены.

Все — в свои руки

Организационная помощь государства связана именно с отсутствием (точнее, разрушением) в нашем обществе кооперативных традиций. Для сельскохозяйственного товаропроизводителя кооперативное поведение — редкое исключение. За короткое историческое время надо научить, показать пример, поправить. Иными словами — вести начинающих кооператоров «за руку». Причем начинать нужно едва ли не со школы. «К сожалению, на федеральном уровне в этом направлении не делается практически ничего, — говорит Андрей Морозов. — На уровне регионов есть несколько счастливых исключений, например Липецкая область, где развитие сельскохозяйственной кооперации — приоритет областной администрации области и местного самоуправления. Там эффективность работы муниципалитета оценивается по тому, как работают сельскохозяйственные кооперативы на территории, что благодаря их деятельности изменилось в жизни владельцев личных подсобных хозяйств».
И, наконец, поговорим о финансовой поддержке. Она — для сельскохозяйственной кооперации — пока больше мечта, чем реальность, признают эксперты. Так, сегодня на федеральном уровне есть возмещение процентных ставок по привлеченным кооперативами инвестиционным кредитам. Реальных пользователей этой поддержки — единицы, ведь вернуть такой кредит (даже с возмещенными процентами) практически невозможно. Есть еще федеральное софинансирование экономически значимых региональных программ развития сельскохозяйственной кооперации в сфере растениеводства. За последние четыре года таких программ набралось около двадцати, и объем средств, выделяемых на их реализацию, невелик. Вот уже два года находится на рассмотрении проект Ведомственной целевой программы, в рамках которой перерабатывающие и сбытовые кооперативы смогут получить гранты, позволяющие профинансировать до 60% их инвестиционных проектов. Но и объем этой программы предполагается небольшим, и перечень мер поддержки — очень органичен, и срок принятия — неизвестен. Опять же, есть регионы, где дело обстоит значительно лучше: та же Липецкая область, Краснодарский край, Республика Саха (Якутия). Там региональные власти оказывают кооперативам системную и ощутимую финансовую поддержку — причем по широкому спектру направлений.

Получается, что пока единая целевая программа по развитию сельского хозяйства в России не сформирована, многие регионы уже поняли — сила в кооперации, и претворяют в жизнь собственные проекты по объединению сельхозпроизводителей. Присоединиться к лидерам или остаться на позиции бедного родственника? Региональным властям есть о чем подумать...
Еженедельный мониторинг стоимости свинины в живом весе (на 17.11.2015)
Регион РФ Цена, руб./кг Изм. в руб.
Курская область 94.00 0,00
Белгородская область 93,0 0,00
Воронежская область 95.00 0,00
Пензенская область 98.00 0,00
Республика Мордовия 104,00 0,00
Республика Татарстан 105,00 0,00