## ## ####
Одной строкой:


Агрострахование – ключевой инструмент поддержки сельхозпроизводителей

Новости / В России  •  Опубликовано 04.03.2014  •  802 просмотров
Агрострахование – ключевой инструмент поддержки сельхозпроизводителейАгрострахование должно быть главным инструментом поддержки сельского хозяйства. К такому выводу недавно пришли американские законодатели, одобрившие так называемый Farm Bill – Закон о сельском хозяйстве на период с 2014 по 2018 г., в котором записан полный отказ от прямых дотаций аграриям в пользу господдержки агрострахования.
Для России данный опыт может служить долгосрочным ориентиром. Прямая поддержка фермерам становится непопулярной мерой благодаря тому, что сельскохозяйственная индустрия во многих странах стала экономически стабильной. Произошло это, в свою очередь, потому, что доходы фермеров защищены системой агрострахования и финансовое состояние фермеров перестало зависеть от природных рисков. В нашей стране финансовое состояние сельского хозяйства являет собой иную картину. Рентабельность его предприятий пока критически зависит от государственных субсидий, причем потребность в них не уменьшается. Вопрос для государства, по сути, заключается в следующем: может ли сельское хозяйство перестать быть отраслью, постоянно требующей массированного вливания бюджетных средств?
Проблема возникла не в последние годы. Особенности ведения растениеводства в нашей стране, серьезно зависящего от климатических факторов, имеют первостепенное значение, но немаловажно и направление государственной политики по поддержке аграриев, которая в России до сих пор носила «чрезвычайный» характер, т.е. была нацелена не столько на поддержание доходов и формирование капитала отрасли, сколько на обеспечение текущего выживания пострадавших хозяйств. Иными словами, государство снова и снова приходило на помощь тем, кто понес убытки.

Система агрострахования, впервые введенная в России специальным законом в 2012 году, применила иной принцип господдержки. Страхование призвано не обеспечить нуждающееся хозяйство расходами на текущее ведение дела, а стабилизировать его доходы на случай потерь, с тем, чтобы ему не потребовалась помощь. При этом действующая система сконструирована так, что ее эффект тем более ощутим, чем сильнее потери, нанесенные хозяйству природным бедствием. Потери до 30% урожая считаются для хозяйства не критическими, но при более серьезном ущербе аграрий должен получить возмещение всего катастрофического убытка. При этом закон предоставляет возможность аграриям отодвинуть планку собственной ответственности за финансовую устойчивость путем использования франшизы в размере до 40%. Тем не менее, многие аграрии продолжают критиковать систему агрострахования с господдержкой, часто высказывая мнение, что предприятиям не нужна катастрофическая защита – они хотели бы иметь страховой продукт, который и при небольших потерях возвращал бы им стоимость затрат, вложенных в возделывание посевов. Такое экономическое поведение, при котором катастрофические убытки кажутся неважными, говорит о том, что сельхозпроизводители привыкли опираться на внешнее финансирование для восстановления потерь и поддержки текущей деятельности. Потери при этом экстернализируются и ложатся хроническим бременем на бюджеты центра и регионов.

Практика агрострахования с господдержкой за 2012 – 2013 г., аккумулированная Национальным союзом агростраховщиков, демонстрирует, что убытки аграрных хозяйств на практике могут достигать половины, а то и 100% доходов аграриев, и что катастрофическое страхование работает. Спекуляции на тему того, что агрострахование якобы не отвечает интересам аграриев, чаще всего исходят из регионов, где местное руководство АПК игнорирует или сознательно саботирует развитие данного вида поддержки. Пока АПК априори рассматривается как некий постоянно уязвимый сектор, регулярно нуждающийся в поддержке, а не как бизнес, который должен быть успешным в развитой экономике.
Данные страховщиков НСА свидетельствуют, что выплаты аграриям по сельхозстрахованию сопоставимы с возмещением по промышленному страхованию. Засуха 2012 г. в Пензенской области погубила озимую пшеницу двух хозяйств – выплаты «Росгосстраха» превысили 18 млн руб. В Амурской области по наводнению 2013 г. страховая компания «Альянс» – единственный страховщик в регионе по агрострахованию с господдержкой – выплатила 76 млн руб. при том, что страховые премии составили 6 млн руб., из которых только 3 млн заплатили сами аграрии. Аналогично в Ростовской области компания «АльфаСтрахование» выплатила в 2013 г. по засухе 20 млн. руб. трем хозяйствам, СГ МСК по засухе в Оренбургской области – 20 млн одному сельхозпредприятию. За побитые градом поля подсолнечника, льна и рапса в Воронежской области «РСХБ-Страхование» заплатило в прошлом году 53 млн руб. Засуха в Челябинской области обошлась «АльфаСтрахованию» в 25 млн руб. выплаты за недобор урожая подсолнечника, аналогичное событие в Новосибирской области – в 22 млн руб. для «Ингосстраха», оплатившего гибель посевов пшеницы. Перечень может быть продолжен, и это наблюдается при охвате, не превышающем пятую часть посевов. Сопоставимые и большие суммы регулярно выплачиваются страховщиками НСА при страховании поголовья животных.

Наиболее серьезный вопрос организации агрострахования – насколько велики убытки сельхозтоваропроизводителей страны, и сколько средств потребуется в сумме для субсидирования страхования при охвате, гарантирующем стабилизацию финансов АПК. В 2013 г. независимые эксперты АНО «Независимый актуарный информационно-аналитический центр» провели актуарные расчеты на основе двенадцатилетней официальной сельскохозяйственной статистики по растениеводству. Из этих расчетов следует, что риски потерь гораздо выше, чем это представляется на первый взгляд, и ставки субсидирования в ряде регионов крайне занижены. Финансовые потери, которые ежегодно несут хозяйства России от недобора урожая за пределами зон крупных ЧС, исчисляются десятками миллиардов рублей, и соответственно лимит средств на субсидирование страхования в растениеводстве, который был установлен на уровне 5 млрд руб. (и сокращен в 2013 г.), является категорически не достаточным.
В феврале Госдума приняла в первом чтении законопроект, который расширяет страховое покрытие за счет снижения порога гибели урожая, при которой выплачивается страховое возмещение, с 30 до 25%, и путем добавления трех новых рисков – наводнения, паводка и оползня. Логика этих предложений не во всем корректна, в частности, паводок – ежегодно повторяющееся явление, не обладающее признаками случайности. Настораживает и тот факт, что при рассмотрении законопроекта отсутствовал экономически обоснованный подход. Как следует из сопроводительных документов к законопроекту, не был произведен анализ влияния расширения страхового покрытия на тарифы и соответственно на размер субсидий, хотя актуарные расчеты однозначно показывают, что потребность в субсидировании вырастет даже при сохранении существующего охвата посевов.
НСА, как выразитель интересов агрострахового сообщества (Союз объединяет 13 крупнейших федеральных страховщиков и 11 региональных страховщиков), реализует в своей практике принцип, согласно которому псевдострахование, не отвечающее интересам агрария и государства, должно быть искоренено. В связи с этим НСА выступает за то, что законодательные основы системы агрострахования не должны создавать благоприятную среду для злоупотреблений. НСА поддерживает государственную политику, направленную на реальное обеспечение мер по страховой защите финансового состояния сельхозпредприятий, основанное на точных расчетах и продуманной постановке целей.
Корней Биждов,
президент Национального союза агростраховщиков

Еженедельный мониторинг стоимости свинины в живом весе (на 17.11.2015)
Регион РФ Цена, руб./кг Изм. в руб.
Курская область 94.00 0,00
Белгородская область 93,0 0,00
Воронежская область 95.00 0,00
Пензенская область 98.00 0,00
Республика Мордовия 104,00 0,00
Республика Татарстан 105,00 0,00