## ## ####
Одной строкой:


«Скупщики» зерна – это навсегда?

Исследования рынка / Исследования рынков  •  Опубликовано 13.01.2012  •  2873 просмотров
«Скупщики» зерна – это навсегда?Одна из самых болезненных проблем для мелких и средних сельских производителей – это проблема реализации произведенной продукции. Почему наши фермеры продают свою продукцию бригадам скупщиков за треть цены? В других отраслях такой ситуации нет – нет такого «грабежа», по-другому и не назовешь. Если я лечу в Турцию и покупаю билет в любой транспортной компании, то билет стоит ровно столько же, сколько и в кассах турецкой авиакомпании. Если покупаю автомобиль у дилера, то цена почти такая же, как и на заводе, за минусом транспортных расходов. Правда, при покупке водки в магазине московского завода «Кристалл» я плачу на 25% меньше, чем в рознице. Это уже политика завода.
Но вот в сельском хозяйстве эта разница достигает 70%. Это уже трудно обосновать. Постараемся объяснить и постараемся пояснить, как эту диспропорцию ликвидировать или хотя бы уменьшить. Возьмем самый распространенный продукт – молоко. Закупочная цена с трудом поднята до 11 рублей, а в магазинах цена превышает 40 рублей. Или в зерновом бизнесе, при экспорте зерна сельские производители вынуждены продавать зерно в «поле» за 30% его потенциальной экспортной цены. Если есть элеватор или фермеру удалось довезти зерно до элеватора и оплатить его услуги, услуги сюрвейрской и страховой компаний, то цена поднимется до 40-50%. Если довезет до азовского порта, то получит 80% цены.
В результате сделаем небольшой расчет. По итогам текущего года ожидается рекордный экспорт зерна – более 22 млн тонн, что в сумме составит более 5 млрд долларов США. Далее, основным производителем зерна являются мелкие и средние хозяйства. На 10 крупнейших зерновых холдингов страны приходится всего 15% производства зерна. Совсем иная картина при экспорте. Практически поставляют на экспорт только крупные компании, в том числе около 50% – это российские дочки западных трансконтинентальных компаний, которые зерно не производят. Это Международная зерновая компания (Glencore), Bunge, Cargill, Louis Dreyfus, W.J Grain, Nidera. Остальное поставляют наши зерновые холдинги. Предположим, что наши зерновые холдинги полностью поставят свое выращенное зерно на экспорт.
Поэтому вычтем из 5 миллиардов долларов их долю, получим чуть более 4 млрд долларов США, из которых наши основные производители получат чуть более одного миллиарда долларов США. Еще около одного миллиарда долларов США – это транспортные расходы, в основном железнодорожный тариф, и незначительные прочие расходы. Таким образом, наши мелкие и средние производители зерна недополучают около 3 млрд долларов США. Половина этих миллиардов, как было сказано выше, уйдет западным трансконтинентальным монстрам, а другая половина нашим холдингам. Причем из последней половины значительная часть, возможно, останется в оффшорах. Не получив такую огромную сумму, наши основные хозяйства не смогут погасить раннее полученные кредиты, не будет у них «доли собственных средств», чтобы осуществить, например, кредитный проект по строительству элеватора или покупке новой техники.
«Скупщики» зерна – это навсегда?Почему это все происходит из года в год, почему мы теряем колоссальные деньги, которые уходят на Запад, и никто и ничто не меняет? Хотя, на взгляд автора, эту ситуацию можно поломать и выстроить в сельском хозяйстве цивилизованные отношения в сфере закупок их продукции.
Этот вопрос становится очень актуальным в связи с наметившейся в последние годы хорошей динамикой развития зернового бизнеса. Для сельского производителя всегда должен быть выбор – продать произведенную или выращенную продукцию в «поле», в своем хозяйстве либо поставить зерно в порт или на мукомольный завод. Конечно, ему удобнее продать в своем хозяйстве, но по разумной цене. Если по цене договориться не удается, то придется самому организовывать транспортировку и прочее. Но это возможность выбора для каждого, по какой цене он хочет получить выручку. А еще лучше – продать зерно не в июле по самой низшей цене, а после Нового года, когда цена будет чуть ли не вдвое выше.
Что же лишает наших сельских тружеников такого замечательного выбора? Элементарно просто – нет денег. Нет денег на бензин, чтобы довезти до элеватора, оплатить его услуги. А про отправку в порт можно и вовсе забыть. Оплата железнодорожного тарифа вообще сумма неподъемная и составляет около четверти экспортной цены. Если мы поставляем с севера Волгоградской области в азовский порт минимальную партию в 5 тыс. тонн экспортной стоимостью 30 млн рублей, то железной дороге мы заплатим 6 млн рублей авансом, да за месяц вперед.
Если нет денег, так давайте пойдем в банк и возьмем кредит. Крупный зерновой холдинг так и сделает, а еще он может выйти на фондовый рынок с облигационным или вексельным займом или эмиссией акций, может привлечь стратегического инвестора или даже Европейский банк развития и реконструкции и Международную финансовую корпорацию. У наших основных производителей таких возможностей нет, и такой кредит, скорее всего, они не получат, потому что у них уже есть кредитный долг перед банком на закупку техники, семян, удобрений и т.д. В течение года возникли убытки в связи с понесенными расходами по выращиванию урожая или просто не очень хороший баланс и отчетность, может быть, ошибки в учете и масса других условностей.
Получается парадокс: есть отличный товар, востребованный на мировом рынке, есть масса покупателей, готовых открыть аккредитивы, а кредит получить нельзя. В результате наши производители недополучают огромные валютные средства, не погашают ранее полученные кредиты, и наши банки получают банкротов.
Какие же есть тогда варианты? Возьмем для примера упомянутые выше российские дочки западных трансконтинентальных корпораций. Как они кредитуются? Они самостоятельные юридические лица, и акционеры не отвечают по их обязательствам. У них нет активов и пустой баланс, только оргтехника и расчеты. Как же они кредитуются и где? В швейцарских банках. Банки открывают для них оффшорные компании и кредитуют их под контракты на продажу зерна. Гарантий материнских компаний не требуют, достаточно контракта с более-менее известной компанией – импортером зерна. Далее деньги переводятся в Россию, нанимаются бригады скупщиков зерна и т.д. Казалось бы, какой риск! Во всяком случае, так не посчитают российские банки. Но риска-то нет, если есть товар, готовый к отгрузке. Подтверждением этого могут быть расписка элеватора – форма №13 или железнодорожная накладная по отгрузке товара. Западный импортер открывает аккредитив – это безусловная гарантия банка об оплате при представлении указанных документов. Обычно риски возникают при условии поставок в зарубежные порты некоторых стран, например, Египет и некоторые другие арабские страны. Это их менталитет – постараться обмануть. При поставках в российские порты риски практически отсутствуют.
Поэтому наша первостепенная задача – это предоставить нашим основным производителям возможность получать экспортные кредиты под закупочные контракты, независимо от прочих условий, перечисленных выше, так как в интересах страны получить максимальную экспортную выручку. Такую задачу вполне может решить Центральный банк России и подотчетные ему государственные банки, прежде всего Сбербанк и Россельхозбанк, которые вместе предоставили участникам АПК 80% кредитных средств. В каждой области созданы Фонды содействия кредитованию мелкого и среднего бизнеса, но не везде они активны, и особенно в сельской сфере. Если бы эти фонды предоставляли поручительства под такие экспортные кредиты, то не было бы проблем с кредитованием в частных банках. Нужно вменить фондам в обязанность предоставление таких поручительств безо всяких условий, только при наличии товара, контракта на его продажу и аккредитива. Кто лучше местных властей знает истинное положение их хозяйств? Существуют, конечно, и другие возможности. Например, можно получить кредит в швейцарском банке, как было изложено выше, но при условии, что вы поставите зерно на сумму не менее чем на 15-20 млн долларов в год. Тогда они будут вами заниматься. Можно получать короткие кредиты на 2-3 месяца под каждую отгрузку, а если кредит до года на весь цикл по выращиванию, сбору и поставке, то потребуется банковская гарантия. У нас приняли гарантию местного небольшого банка, правда, после изучения его отчетности. Можно договориться с импортером о хорошем авансе, но сразу это сделать не удастся, нужно доверие, личные знакомства и т.д. Однажды нам удалось подписать контракт на поставку зерна с крупной судоходной компанией с авансом в размере 90%. Так что все возможно.
Существует еще более простой способ, когда при наличии открытого в вашу пользу аккредитива западного банка российский банк может открыть для вас под западный аккредитив свой аккредитив, так называемый «бэк-ту-бэк» аккредитив», в пользу ваших кредиторов за услуги транспорта, горючее, элеватору и другое, то есть всем, кому вы должны заплатить.
На Западе эта схема работает, у нас активно внедряется наиболее продвинутыми банками, но не со всеми участниками. Однако здесь мы подходим ко второй неотложной задаче, которую нужно решать, чтобы сильно облегчить платежную нагрузку наших производителей и избавиться от скупщиков. Возникает парадокс. Большая часть компаний страны производит расчеты за выполненную работу или товары по факту выполнения или получения, а вот самые могущественные и государственные монополии, такие как РЖД или Роснефть, требуют предварительной оплаты и вперед. Почему такие привилегии? Ведь они сами создали дефицит вагонов и бензина, при этом тарифы и цены подняли до уровня мировых. Ведь мы платим государственным структурам за газ и электроэнергию в последующем порядке. Так почему сельские производители должны платить за вагоны за месяц вперед? Во всем мире сельские производители получают рассрочку платежей до реализации урожая, в связи с сезонностью производства, которая оформляется векселями. Что может быть разумнее? Такая рассрочка называется коммерческим кредитом. Получатель таких векселей может, не дожидаясь сроков их оплаты, продать эти векселя банкам с дисконтом, равным кредитной ставке по данному сроку. Таким образом, задача номер два – это заставить государственные монополии перейти с предварительной оплаты за бензин, солярку и железнодорожные перевозки на последующую оплату, с предоставлением сельскохозяйственным предприятиям рассрочки платежей до поступлений за урожай. Нашему правительству будет вполне по силам решить такую простую задачу.
А ЦБ РФ нужно приложить усилия по стимулированию банков при внедрении таких форм расчетов, как давно забытое инкассо, векселя и тратты по расчетам, разнообразные формы аккредитивов и, соответственно, «учет векселей» в банках.
Таким образом, решив всего-навсего две простые задачи по внедрению экспортных кредитов или кредитов в форме «торгового финансирования», что то же самое, только для внутренних поставок, и изменив форму оплаты за горючее и транспорт, мы создадим цивилизованные условия для участников АПК и придадим мощный импульс для их развития. Мелкие и средние хозяйства получат дополнительно многие сотни миллионов долларов и вложат их в развитие, а государство получит дополнительную экспортную выручку. Банки тоже не останутся внакладе.
«Скупщики» зерна – это навсегда?Если они прокредитуют половину экспорта, ту, что кредитуют швейцарские банки, то при кредитной марже около 5% они получат прибыль около 125 млн долларов США, плюс комиссии за международные расчеты и конвертацию валют, за обслуживание аккредитивов. Это еще около 50 млн долларов США. И самое главное – класс «скупщиков» исчезнет, уйдет в историю, потому что при наличии у сельхозпроизводителей выбора цены поднимутся и станут разумными. Кроме перечисленных, есть, конечно, и много других мер и факторов, которые могут помочь в улучшении практики кредитования и расчетов в сельской отрасли. Ведь очень трудно кредитовать мелких и средних производителей. Слабый менеджмент, не всегда должный учет и отчетность, хозяйства, как правило, молодые и неокрепшие, в стадии развития. Можно понять российские банки. Поэтому назрела необходимость консолидации хозяйств, но не в форме слияний и поглощений, что весьма трудоемко и затратно. Более разумно объединение активов в форме договора о совместной деятельности для достижения кредитной, инвестиционной или экспортной деятельности. Такая концепция разработана и позволяет при сохранении самостоятельности консолидировать учет и отчетность, объединять залоги и обеспечить солидарную ответственность по обязательствам. Это то, что очень важно для банков.
Получать кредиты будет значительно легче, а кредитование будет более масштабным и более дешевым. В свою очередь, в государственных программах больше средств нужно выделять на гарантии для мелкого и среднего бизнеса, на выкуп векселей по коммерческим кредитам сельским производителям под урожай либо через госбанки или напрямую РЖД, Роснефть, Газпромнефть и др. В настоящей статье затронуты лишь некоторые аспекты проблем кредитования и расчетов участников АПК страны, возможно, некоторые суждения и выводы не бесспорны. Хотелось бы услышать мнения коллег и заинтересованных в поднятых вопросах организаций. Такие проблемы требуют серьезных обсуждений и горячих дискуссий. Несомненно одно: эти вопросы требуют решений – со стороны и властей всех уровней, и всех участвующих организаций и ведомств.
Геннадий Попов, независимый финансовый консультант
Еженедельный мониторинг стоимости свинины в живом весе (на 17.11.2015)
Регион РФ Цена, руб./кг Изм. в руб.
Курская область 94.00 0,00
Белгородская область 93,0 0,00
Воронежская область 95.00 0,00
Пензенская область 98.00 0,00
Республика Мордовия 104,00 0,00
Республика Татарстан 105,00 0,00