## ## ####
Одной строкой:


Мясо-молочное животноводство России: проблемы импортозамещения

Исследования рынка / Исследования рынков  •  Опубликовано 05.07.2010  •  7799 просмотров
Мясо-молочное животноводство России: проблемы импортозамещенияПо общему мнению экспертов, выращивание крупного рогатого скота в России, несмотря на предпринимаемые правительством меры по поддержке отечественных сельхозпроизводителей, продолжает оставаться невыгодным. Вследствие целого комплекса причин в данном секторе животноводства наблюдаются неуклонное падение поголовья и стагнация производства продукции.
К 1990 году в РСФСР насчитывалось 57 млн. голов крупного рогатого скота – по этому показателю мы были на 5-м месте в мире. Переход к рыночной экономике в начале 90-х годов для российского сельского хозяйства, и в советские времена испытывавшего серьезные трудности, стал настоящим шоком.Вопреки наивным ожиданиям реформаторов, фермерские хозяйства и агрофирмы, которые пришли на смену колхозам и совхозам, не смогли накормить огромную страну. Оставшись без поддержки государства, они оказались в куда более невыгодных условиях, чем сельхозпроизводители Евросоюза и США, где последовательно проводится политика аграрного протекционизма. В 1990-е годы российские крестьяне, чтобы прокормиться, резали по 3-5 млн. коров в год. Даже последние годы относительного экономического благополучия, когда агропромышленный комплекс вырос почти вдвое, мало что изменили в этой сфере.
Мясо-молочное животноводство России: проблемы импортозамещенияПо данным Минсельхоза РФ, за первое полугодие 2009 г. производство крупного рогатого скота на убой уменьшилось на 3,0%. Первый вице-премьер Правительства РФ, курирующий сельское хозяйство, В.А. Зубков в интервью «Российской газете», характеризуя сегодняшнее состояние мясного скотоводства, констатировал: «Мясное скотоводство – самая сложная подотрасль животноводства. За последние 10 лет у нас в стране упали все возможные показатели. Численность мясного скота сократилась почти в три раза, производство говядины – в 2,5 раза. Потребление на душу населения сократилось с 31 килограмма в 1999 году до 16,6 килограмма. Из этого количества отечественного производства – только 12 килограммов. Причем в основном это так называемая выбраковка молочного стада. А качественного мяса специализированного скота мы производим всего лишь чуть больше 62 тысяч тонн в год – менее 500 граммов на человека. Это, конечно, совершенно недопустимая ситуация». Некоторые эксперты утверждают, что за последние десятилетия Россия фактически потеряла мясное скотоводство. Заместитель директора ВНИИ животноводства, академик РАСХН Н. Стрекозов сетует: «Увы, мы начинаем практически с нуля, ведь мясное скотоводство в стране разрушено до основания. Всего два процента в общем поголовье. Для сравнения: в Евросоюзе около 40-50 процентов, в США и Канаде свыше 70, в Австралии – 85. Там в свое время при переходе к интенсивному молочному скотоводству, «сокращая» каждую молочную корову, добавляли как минимум одну мясную. А мы только сокращали, ничего не увеличивая. В итоге из более 57 миллионов голов крупного рогатого скота в стране осталось 21,4 миллиона, а мясных вообще 450 тысяч. Неудивительно, что треть говядины на прилавках – импорт». Как результат: в магазинах трудно найти качественное мясо.
В секторе молочного скотоводства ситуация в последние годы также развивается далеко не лучшим образом. Общероссийское стадо коров сокращается такими темпами, что за ними не может угнаться повышение продуктивности буренок. Если в июне 2008 года в сравнении с июнем 2007-го поголовье коров уменьшилось на 1,3%, то через год оно сократилось еще на 2,4% и составило 9,2 млн голов во всех категориях хозяйств. В то же время молочное производство в январе-июне 2008 года, пусть и не намного – на 1,5%, но приросло, а за такой же период 2009 года упало – на 0,5% в сравнении с январем-июнем прошлого года и составило 16 млн тонн. По подсчетам, недобрано порядка 80 тыс. тонн молока.
В текущем году общее поголовье крупного рогатого скота в хозяйствах всех российских производителей сократилось до 21 млн. голов, что на 1 млн. голов меньше, чем было в СССР в 1922 г. – после революции, Гражданской войны и большевистских продразверсток. Это самый низкий показатель за последние сто лет. Причем меньше буренок становится как в сельхозпредприятиях, так и в личных подсобных хозяйствах. А это обстоятельство уже несет социальную окраску в условиях высокого уровня безработицы на селе.
При сравнении величины российского поголовья КРС с аналогичными показателями других стран налицо значительное отставание отечественного животноводства. В современной России буренок в 10 раз меньше, чем в Индии и Китае. Мало того, российское поголовье меньше, чем в Эфиопии и Бангладеш.
Специалисты указывают на целый комплекс причин депрессивного состояния мясо-молочного животноводства в России. Определяющим фактором в данном случае является то, что производство в этой сфере наиболее капиталоемкое и медленно окупаемое в сравнении с другими секторами животноводства. Производственный цикл в этом бизнесе растянут на годы, и фермеры просто не решаются инвестировать средства в столь долгосрочные проекты. Именно по этому сектору наиболее сильно «ударяют» постоянный рост цен на корма в РФ, другие составляющие производственной деятельности, рост импорта молока, говядины и, соответственно, низкие закупочные цены на говядину и особенно на молочное сырье. Из-за отсутствия финансовых ресурсов и доступа к кредитам хозяйства долгие годы не могли проводить модернизацию, приобретать современные машины и оборудование, применять эффективные технологии, вести целенаправленную селекционную работу и т.д. В результате рентабельность животноводства неуклонно падала, так что сейчас производство мяса крупного рогатого скота является убыточным. Н.Стрекозов комментирует сложившуюся ситуацию так: «...молочные хозяйства, а их львиная доля, не откармливают молодого бычка до приемлемого веса, а стремятся от него как можно быстрей избавиться. Он для них дармоед. Такая участь постигает около 80 процентов мо-лодых бычков, которые не успевают дожить и до одного месяца. А страна недополучает сотни тысяч тонн говядины». Глава отдела селекции молочного скота Всероссийского НИИ животноводства Николай Сивкин приводит свои экономические выкладки: «Породистая телка обходится в 70-100 тысяч рублей. За всю жизнь она рожает только 3-4 теленка. Из-за этого фермы по разведению крупного рогатого скота окупаются по 10-14 лет». Разумеется, ждать 10 лет, пока окупятся вложения, никто не хочет. В стране почти нет высокопродуктивного скота, в котором одна корова дает 8-10 тонн молока в год. «Его держать невыгодно, потому что такой скот нужно хорошо кормить. Это обычную корову можно содержать на 3 тысячи рублей в год – ей хватает трех тонн сена по тысяче рублей за тонну. А породистой скотине нужно добавлять в пищу концентраты, которые обходятся в 20-25 рублей в ден ь», – объясняет Николай Сивкин. Как пример: в Пермском крае по итогам 2008 года средний убыток предприятий, занимающихся содержанием крупного рогатого скота, составил 29,7%, увеличившись за 2 года почти на 10%.
Мясо-молочное животноводство России: проблемы импортозамещенияПри таком плачевном состоянии дел у отечественных производителей в страну неуклонно возрастал поток импорта, достигнув 45% в структуре продаж говядины. Президент Мясного союза России Мушег Мамиконян обращает внимание на досадное стечение обстоятельств: на период либерализации нашей внешней торговли пришелся пик поддержки жи вотноводческих п рогра м м еврозоны.Европа субсидировала собственных производителей и одновременно закупала у них мясо для перепродажи в развивающиеся страны. «Им как раз нужно было куда-то сливать субсидированное мясо помимо Азии или Африки, и Россия стала одним из крупнейших импортеров, – сокрушается эксперт. – Это больно ударило по нашему животноводству».
Практически полное отсутствие государственной поддержки отечественных производителей в 90-е годы поставило страну за грань порога продовольственной безопасности. По оценке экспертов, порогом продовольственной безопасности является 20% импорта. Эта величина имеет строгие экономические обоснования, так как при большей доле импорта развиваются серьезные негативные последствия по всему агропромышленному комплексу.
В мае текущего года на совещании по социально-экономическому развитию Приволжского федерального округа в Кирове вопрос продовольственной независимости страны поднимался на самом высоком уровне. В своем выступлении Президент РФ Дмитрий Медведев подчеркнул: «Пока отечественное животноводство только на 60% обеспечивает потребности страны в мясной продукции. Остальную часть Россия вынуждена импортировать, принимая на себя риски, в том числе связанные с нестабильностью цен на мировых продоволь-ственных рынках». Эксперты считают сложившуюся ситуацию опасной. С прошлого июня импортная говядина подорожала на 27 процентов, и это не единственная опасность зависимости от поставок из-за рубежа. Если в странах-поставщиках обнаружится какой-нибудь опасный коровий вирус, поставки мяса к нам перекроют, а заменить, к примеру, бразильскую говядину будет нечем. (Эта страна – лидер продаж этого вида мяса в Россию, на втором месте с большим отрывом – Белоруссия.)
Суммируя вышеизложенное, подчеркнем главное: низкая эффективность оте-чественного животноводческого комплекса и зависимость от зарубежных поставок при мировом росте цен на мясо провоцируют инфляцию и сдерживают увеличение реальных доходов населения. При этом сложившаяся экономическая ситуация не только бьет по карману потребителя, но и существенно тормозит развитие отечественного агропромышленного комплекса. В условиях недостатка рабочих мест на селе закупка импортной сельскохозяйственной продукции (зачастую сомнительного качества и по демпинговым ценам ) по сути является прямой поддержкой зарубежных товаропроизводителей. Такая практика коренным образом расходится со стратегическим курсом социально-экономического развития страны, декларируемым государством.
Проблемы, связанные с импортом живого крупного рогатого скота в Россию, требуют особого рассмотрения. Признано, что российское поголовье крупного рогатого скота генетически себя изжило и не в состоянии дать требуемые результаты. У проблемы есть два решения: ввозить живой скот с хорошей генетикой или семя. Сторонники осеменения указывают на трудности акклиматизации и риск ввоза болезней. Их противники уверены, что семя, наложенное на российский материал, результата не даст. В 2005 году в рамках нацпроекта «Развитие АПК» государство стало субсидировать лизинг живого импортного скота; закупка семени осталась без преференций.
По идее, завозимые из-за рубежа племенные животные должны дать потомство и облагородить отечественный генофонд. Однако ощутимых экономических результатов от данного вида деятельности пока не наблюдается. Субсидирование только молочников обошлось бюджету в 220 миллиардов рублей (здесь – не только субсидирование лизинга скота, но его доля заметна), эти колоссальные деньги дали прирост производства молока в 2008 году на 1 процент. На кризисной ситуации в стране с производством говядины мы уже останавливались. Уповать на «долгосрочную перспективу» не получается: если использовать корову только как «дойную», что и делается, она проработает в среднем три лактации, и тех животных, которые попали в Россию в 2005-м, на старте нацпроекта, уже пора менять.
Эксперты называют три причины слабого эффекта импортного стада. Во-первых, при столь масштабном финансировании деньги плохо доходятдо «низа», а потом никак не могут вернуться назад. Региональные счетные палаты постоянно журят областные агролизинги за крупные долги клиентов.
Во-вторых, часто слышны претензии к качеству завоза. В Новороссийском порту до сих пор с содроганием вспоминают партию, в которой половина животных была мертва. На Дальний Восток завозили скот из Австралии с электронными паспортами, зашитыми в ухе и в желудке, причем покупателей не снабдили устройствами для считывания данных. Вообще, «...при покупке скота в Австралии были нарушены правила, записанные в Международном ветеринарном кодексе. Телок отбирали без учета живой массы. В период карантина австралийцы заменили 58 телок на самых легковесных», пишет эксперт Владимир Попов, ссылаясь на официальные бумаги. От 40 до 60% животных в той партии положительно реагировали на лептоспироз, 15-20% были поражены стригучим лишаем. Болезни находят и в европейском скоте. Уже на старте нацпроекта (на 1 января 2007 года) из завезенных 85 тысяч коров выбраковали 15 тысяч. Интересно, что эти проблемы обойти можно. Так, один крупный холдинг самостоятельно доставил из США более 2 тысяч совершенно здоровых коров без потерь при транспортировке. Представители холдинга указывают, что лично отбирали скот, лично заказывали корабль и автотранспорт. «Финансово было бы выгоднее включиться в госпрограмму, но мы побоялись рисков по качеству», – говорят они.
Наконец, третья причина – позиция самих покупателей. Чаще всего они не намерены строить для племенного стада новую инфраструктуру. В итоге падеж с обычных 10 процентов возрастает до 60 (данные по Воронежской области).
Из какой бы страны мы ни привозили коров, все привозные коровы чувствуют себя плохо. Никогда нельзя делать ставку на скот, который привезен из-за рубежа. Ставку надо делать на потомство, которое получено от завезенного скота. Привезенный скот нельзя раздаивать до рекордных удоев. Его надо использовать для получения наибольшего количества потомства.
Нельзя сбрасывать со счетов российский скот. Да, его мало предлагается на продажу, и цены на него заоблачно высоки. Но не стоит забывать, что немногим хозяйствам нужен племенной скот с карточкой. Хозяйствам нужно молоко. Во времена тотальной нехватки скота в стране не стоит стимулировать закупку племенного скота. Все равно до 60% уходит в отбраковку. Субсидировать и стимулировать надо производство молока, а родословная придет через 3 поколения. Целесообразнее было бы везти из-за рубежа в Россию технологию содержания скота и заготовки кормов и семя, для улучшения генетики российского скота и для сохранения потенциала уже завезенного скота.
В целом участники рынка сходятся на том, что средства нацпроекта и госпрограммы пошли впустую: скот сам по себе не решает ничего, а интегрального подхода (субсидирование только комплексных кредитов, скот+ ферма) не было.
Мясо-молочное животноводство России: проблемы импортозамещенияНа восстановление практически полностью утраченной племенной базы мясного скотоводства потребуется длительный отрезок времени. Надо сказать, государство уже несколько лет старается всеми административными и финансовыми ресурсами выправить ситуацию в сельском хозяйстве. Начавшийся в 2006 году национальный проект «Развитие АПК», преемником которого стала Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2008-2012 годы, предполагал сразу несколько направлений развития. Это льготное кредитование фермерских хозяйств и крупных аграрных предприятий, развитие доступного лизинга сель-скохозяйственной техники, оборудования и племенного скота и прочие меры поддержки отечественного сельхозпроизводителя.
Одним из основных методов защиты российского агробизнеса остается таможенно-тарифная политика. Чтобы освободить рыночное пространство для отечественных производителей мяса, еще в 2003 году были введены квоты на импорт говядины, свинины и курятины. В декабре 2005 года Правительство России утвердило постановление «Об импорте говядины, свинины и мяса до-машней птицы в 2006-2009 годах», которым вводились определенные квоты на импорт каждого вида мяса. Квота на импорт говядины увеличилась с 435 тыс. т в 2006 году до 450 тыс. т в 2009 году. Ввозимое в рамках квоты мясо облагалось низкой пошлиной – 15%, но не менее 0,2 евро за 1 кг. Мясо, ввозимое сверх квоты, подпадает под более высокие ставки – 30%, но не менее 0,3 евро за 1 кг. Как стало известно РБК daily, Минсельхоз и Минэкономразвития готовят проект постановления, который будет регулировать импорт мяса в Россию в 2010-2012 годах. Проект предусматривает сохранение режима тарифного квотирования, но вносит поправки в объемы квот и увеличивает ставки пошлины на внеквотный импорт говядины и других видов мяса. В частности, предлагается установить квоту на ввоз говядины в размере 530 тыс. т ежегодно в течение 2010-2012 годов. Вместе с тем пошлина на сверхквотную говядину может быть увеличена до 50% от таможенной стоимости, но не менее 1 евро за 1 кг. Кроме того, планируется сохранить действующий страновой принцип распределения квот, но, возможно, он будет подкорректирован с учетом объемов реальных поставок мяса. Этот принцип будет соблюден по всем видам мяса, но сейчас проходят консультации по распределению квот между странами с учетом интересов российского рынка и возможностей поставок отдельными странами.
В июле текущего года пресс-служба Минсельхоза РФ проинформировала о действиях по регулированию рынка мяса. В целях наращивания производства и импортозамещения мяса в области мясо-молочного животноводства предусматриваются следующие меры:
– Обеспечение кредитными ресурсами незавершенных объектов живот-новодства.
По данным субъектов Российской Федерации, на стадии строительства, рекон-струкции и модернизации находятся 56 объектов мясного скотоводства, проектной мощностью 77,8 тыс. тонн, потребность в кредитных ресурсах у которых составляет 5,5 млрд рублей. В целях финансирования строительства незавершенных объектов министерством заключено соглашение с ОАО «Россельхозбанк» по кредитованию 36 объектов мясного скотоводства.
– Поддержка строительства новых животноводческих комплексов.
Для предоставления субсидий на частичную компенсацию процентных ставок по привлекаемым инвестиционным кредитам в настоящее время комиссией Минсельхоза России рекомендовано к финансированию 6 инвестиционных проектов по строительству крупных животноводческих объектов мясного скотоводства.
– Прямая бюджетная поддержка производителей мяса.
Минсельхозом России приказом от 6 ноября 2008 года № 494 утверждена отраслевая целевая программа «Развитие мясного скотоводства России на 2009-2012 годы». 1июля текущего года под председательством министра сельского хозяйства России Елены Скрынник состоялось заседание комиссии по отбору и реализации экономически значимых региональных программ развития сельского хозяйства Российской Федерации. Участники заседания рассмотрели, в частности, вопрос реализации региональных программ по мясному и молочному скотоводству. Министерством по результатам отбора экономически значимых региональных программ развития сельского хозяйства субъектов Российской Федерации допущено к реализации 23 программы. Среди них программы регионов, традиционно занимающихся разведением мясного скотоводства: Республика Калмыкия, Республика Бурятия, Оренбургская область, Республика Алтай, Ставропольский край и другие.
На софинансирование мероприятий указанных программ из федерального бюджета будет выделено 7 млрд. рублей, по 3,5 млрд. рублей на каждую.
Эти средства будут направлены субъектам РФ на приобретение скота мясных пород и оборудования, создание кормовой базы, субсидирование производства молока.
По отобранным региональным программам в 2009 году планируется произвести крупного рогатого скота мясных пород и их помесей на убой в живой массе 105 тыс. тонн, что на 26,3% больше, чем было произведено в 2008 году.
Кроме того, предусматривается принять Федеральный закон «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации», запрещающий торговым организациям взимать дополнительные выплаты с поставщиков продуктов питания, в т.ч. мясной продукции, а также ввести в действие новый технический регламент «О требованиях к мясу и мясной продукции, их производству и обороту».
В рамках развития мясного скотоводства в стране намечено увеличение численности скота специализированных мясных пород с 451,6 (в 2007 году) до 800 тыс. голов, в том числе племенных коров с 66,3 до 200 тыс. голов в 2012 году. Производство высококачественной говядины от мясного скота в живом весе планируется увеличить с 62,2 до 282,4 тыс. тонн в 2012 году.
Как сообщила министр сельского хозяйства Елена Скрынник, РФ планирует к 2012 году уменьшить долю импорта в мясных ресурсах на внутреннем рынке до 18%. Это означает, что по сравнению с 2008 годом завоз мяса должен сократиться почти в два раза.
По заявлению министра, за первое полугодие 2009 года импорт мяса сократился почти на 30%, и, по прогнозу Минсельхоза, до конца 2009 года доля завоза снизится до 25% по сравнению с 32% в 2008-м. «Главная задача, которую мы ставим перед отраслью, – компенсировать за счет собственного производства уменьшение доли импорта в мясных ресурсах на внутреннем рынке, – рассказала она. – Планируем довести этот объем к 2012 году до 18%, что обеспечит сни-жение импорта мяса по сравнению с 2008 годом почти в два раза». Мнения аналитиков на этот счет расходятся, однако все они убеждены, что полностью выполнить эту задачу невозможно.
По выводам, сделанным в Минсельхозе, рост отечественного производства умерил аппетиты импортеров и наше животноводство начало оживать. Этому помогло тарифное регулирование: правительство сократило квоты и подняло пошлины на импорт. А девальвация рубля, случившаяся в конце 2008 года, привела к резкому росту цен на импортную продукцию, и потребители пере-ключились на отечественные товары. Тем не менее не все так просто. Столь драматичное падение импорта было бы невозможным без сокращения покупательского спроса. По подсчетам Министерства экономического развития, за время кризиса потребление мясопродуктов снизилось на 10%, а по экспертным оценкам, этот показатель составил 20-30%. Так что закупки падают еще и потому, что население стало хуже питаться. По данным председателя Мясного союза Свердловской области Сергея Емельянова, массовые увольнения, сокращения зарплат привели к сжатию рынка. С января по май этого года объем продукции, выпускаемой областными мясокомбинатами, уменьшился на 13% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Произошли изменения и в стоимостной структуре потребления: покупатели теряют интерес к изделиям клас-са премиум и middle и отдают предпочтение дешевой продукции. Эта тенденция никак не может способствовать улучшению качества российского мясного сырья. Например, в Тюменской области в первом полугодии 2009 года производство мяса и субпродуктов 1-й категории снизилось на 1,8%. По словам С. Емельянова, инвесторы неохотно вкладывают средства в мясное скотоводство – главным образом, из-за длительных сроков воспроизводства. Поэтому государству при-дется ежегодно увеличивать квоту на говядину до тех пор, пока не будут приняты действенные практические меры по развитию животноводства. Простое финансирование, считают эксперты, в этом деле не поможет.
Сергей Собянин, вице-премьер, руководитель аппарата правительства, считает, что до тех пор, пока европейцы закупают у своих фермеров говядину по 4,5 евро за килограмм, а в Россию продают по 1,5 евро (такой у них «масштаб государственной поддержки»), нашим производителям конкурировать с импортерами будет трудно. «Нужно некоторое мужество, чтобы ограничить ввоз говядины в то время, когда собственной производственной базы у нас нет», – заявляет он. Но ее никогда и не будет, считает Сергей Собянин, если мы этого не сделаем.
Мясо-молочное животноводство России: проблемы импортозамещенияКстати, квота на ввоз говядины установлена на уровне 450 тысяч тонн. Это значит, что 350 тысяч тонн ввезли в прошлом году сверх квоты, действующая пошлина не останавливает импортеров. Руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации Сергей Юшин считает, что, возможно, саму квоту можно и повысить, но пошлину на внеквотный ввоз нужно сделать запретительной. Так отечественный агробизнес сможет ясно представлять себе, какова его доля рынка. На совещании в Тюмени от лица бизнеса он объяснил: квоты и пошлины не защищают российский рынок говядины от импорта. Хотя формальное сравнение говядины отечественного производства и импортной на рынке – в нашу пользу. В прошлом году завезено из-за рубежа 800 тысяч тонн, а произведено в России 1,75 миллиона тонн говядины. Но наше мясо принято считать в убойном весе, на кости. В переводе на бескостное мясо (а именно такое поставляют нам из-за границы) это 1,1 миллиона тонн. При этом более 60 процентов российской говядины производят в личных подсобных хозяйствах. Это мясо годится в щи, но какой-нибудь «рибай стейк» из него не зажаришь. И в переработку мясокомбинаты берут его неохотно – не то качество, не тот забой, не та разделка. А «индустриальной» бескостной говядины в России получается всего 400 тысяч тонн – вдвое меньше импорта. Руководитель комбината «Черкашин и Партнеръ» (Свердловская область) Александр Черкашин говорит, что отечественная говядина не такая вкусная и сочная, как аргентинская, бразильская или новозеландская, но дороже импортной. Специалисты сверд-ловского Ми нсел ьхоза причину этого видят в условиях содержания животных: держать их в стойле слишком накладно, а пасти на Урале негде и не представляется возможным из-за климатических и географических особенностей. К тому же наука кормления животных в России сильно отстает от зарубежной. По-ставленную Минсельхозом задачу выполнить будет крайне трудно «без ускоренного развития всей цепочки поставки мяса, а именно: кормовой, научной и ветеринарной баз, без развития транспортировки и даже без развития самих дорог», – утверждает Юшин. По его словам, прежде чем ставить подобные за-дачи, нам нужно более корректно посчитать мясные балансы страны. «На сегодняшний день они считаются некорректно, – отметил эксперт. – И нужно сначала привести балансы в соответствие с реальным положением дел, чтобы понять действительное соотношение импорта и российского производства». С другой стороны, нашим планам существенно может помешать невысокая инвестиционная привлекательность убоя и первичной переработки свиней и крупного рогатого скота, считает г-н Юшин.
По прогнозу Института аграрного маркетинга, если правительственная программа заработает, поголовье перестанет сокращаться уже через три года. Но даже в этом случае до советских размеров оно восстановится только через 20-30 лет. Вместе с тем Н.Стрекозов считает, что «России вполне по силам, используя передовые технологии, практически уйти от импорта говядины уже к 2020 году, наладив собственное производство».
В настоящий момент существует три непременных условия обеспечения продовольственной безопасности страны: последовательная государственная поддержка отечественного АПК, внедрение новейших технологий во всех сферах агропромышленного производства и развитие инфраструктуры села. Только так можно повысить конкурентоспособность российского сельского хозяйства и наполнить продовольственный рынок дешевыми и качественными продуктами питания отечественного производства.
Ябров А. Л. Специалист аналитического отдела ООО «УК «Биоэнергия»
Еженедельный мониторинг стоимости свинины в живом весе (на 17.11.2015)
Регион РФ Цена, руб./кг Изм. в руб.
Курская область 94.00 0,00
Белгородская область 93,0 0,00
Воронежская область 95.00 0,00
Пензенская область 98.00 0,00
Республика Мордовия 104,00 0,00
Республика Татарстан 105,00 0,00