## ## ####
Одной строкой:


Александр Ремизов: «Необязательно строить дворец для свиней»

Бизнес / От первого лица  •  Опубликовано 18.11.2011  •  1926 просмотров
Рынок комбикормов и премиксов весьма специфичен и имеет множество отличий от европейского рынка. Весь агробизнес, по сути, учится на западном опыте, так как собственным умом преодолеть отставание в развитии, произошедшее из-за развала СССР и восьмидесяти лет его существования за закрытыми дверями, невозможно. Исторически сложилось так, что большинство птицеводческих предприятий сотрудничает с западными компаниями. Однако форсированное развитие комбикормовой промышленности как наукоемкого и очень «сервисного» рынка в последние несколько лет совпало с развитием свиноводства в стране. О том, как это происходит, как решаются проблемы дефицита кадров и культурных различий, мы поговорили с исполнительным директором компании «Биоэнергия», Александром Ремизовым.
Александр Ремизов: «Необязательно строить дворец для свиней»Биомедиа.рф Как вы охарактеризуете современный мясной рынок России? В чем его главные проблемы и перспективы?
Александр Ремизов Мясной рынок России последние пять лет бурно развивается. На первом месте птицеводство – оно первым начало развиваться после развала Союза, а последние пять лет с момента уменьшения квоты на ввоз из-за рубежа, развивается особенно активно. На современных производства достигнуты результаты продуктивности, сопоставимые мировыми нормами. Трансформация произошла в сторону укрупнения бизнеса, развития больших холдингов. По прогнозам, в следующем году рынок перенасытится и птицеводам придется искать новые рынки сбыта, новые цели, развивать новые продукты.

Б. На круглом столе «Мясо и мясопродукты» было высказано мнение, что необходимо расширять ассортиментную линейку мяса птицы. Как вы считаете, это произойдет ближайшем будущем?
А. Р. Я думаю, что дальше рынок птицеводства, как и все другие рынки (причем не только сельского хозяйства), пойдет по пути сегментирования продукции. Это один из основных законов маркетинга. Раньше мы все ели «ножки Буша», а теперь их в основном используют в мясопереработке. Все уже привыкли себе на стол покупать как минимум отечественную замороженную, а как правило – отечественную охлажденную курицу. Другой вопрос – качество этого мяса.
Сейчас основная цель производителя – в максимально короткий срок получить максимально дешевое мясо. Когда рынок приходит к насыщению, становится самодостаточным, следующий шаг – сегментация и расширение предложения. Какие-то птицефабрики начнут выпускать более дорогое мясо, возможно, начнут совершенствовать переработку. Дальнейшее развитие за этим.
Свиноводство развивается сейчас, в данный момент. Толчок к развитию свиноводства дало правительство, уменьшая квоты на ввоз. Кроме этого, по оборачиваемости средств свиноводство стоит на втором месте после выращивания бройлера. По сути, свиноводство идет по тому же пути, чти птицеводство. Основная цель сейчас – как можно быстрее получить мясо по самой низкой цене. По нашим прогнозам по прогнозам наших западных партнеров, в течение трех лет будет происходить насыщение рынка российской свининой в охлажденном, замороженном виде, в виде полуфабрикатов.
Произойдет расширение ассортиментной линейки, появятся аналогичные западным продукты – в первую очередь блочное мясо (замороженное по сортам, подготовленное для крупных мясоперерабатывающих предприятий). Кроме того, так же как и в птицеводстве, будет происходить естественный отбор, будут выживать самые современные предприятия, использующие современную генетику, условия содержания программы кормления. Эти три кита в первую очередь влияют на главное – себестоимость продукции.
Если говорить про птицеводство и свиноводство, все предприятия нацелены на получение максимально возможной прибыли и на выпуск продукта широкого спроса. в птицеводстве, и в свиноводстве в ближайшие три года будет расширение ценового диапазона продукции – это неизбежно при здоровой конкуренции. А рынок обещает быть очень конкурентным, несмотря на регулирование ввоза импорта. Здесь встанет вопрос, как зарабатывать дополнительные деньги, потому что перенасыщение рынка подразумевает снижение цены. Сейчас конъюнктура благоприятная: цена на свинину очень высокая. И в следующие три года, по прогнозам, она будет оставаться таковой, позволяя современным предприятиям развиваться, нести кредитную нагрузку, вкладывать в развитие и расширять производство. За это время произойдет насыщение рынка,и если не появится возможность выхода на новые развивающиеся рынки, то придется работать над самим продуктом,искать новые ниши.

Б. А придется?
А. Р. Я думаю, мы увидим симбиоз этих путей. Возможно, на какие-то развивающиеся рынки наши свиноводы выйдут –скорее всего, это будут страны Юго-Восточной Азии, но,кроме этого, придется развивать качество продукта в сегментах премиум, подпремиум.Что касается рынка КРС, то он сейчас в стадии первоначального развития в современном его понимании. Это обусловлено долгосрочностью проектов по мясному КРС:оборачиваемость средств около пяти лет и выше. Прогнозы строить сложно, но развиваться он будет неизбежно. Крупные холдинги уже делают шаги в этом направлении. Но пока российский рынок говядины принадлежит импорту.

Б. 60-65% себестоимости мяса составляют корма – не в этом ли причина медленного развития мясного скотоводства? Все-таки Бразилия – не ближний свет, и, тем не менее, мясо бразильских коров гораздо дешевле.
А. Р. Не всегда себестоимость мяса напрямую зависит от кормов. Пшеница в Европе стоит в два раза дороже, чем у нас,рабочая сила тоже на порядок дороже, но, тем не менее, килограмм свинины в живом весе, по нашим данным, стоит около60 рублей, чуть выше, чем себестоимость. Причина в том,что там действуют государственные дотации и программы стимулирования производства. Но в то же время в Англии,например, можно увидеть свинину на прилавке магазина и за тысячу рублей килограмм.
В России исторически было очень большое поголовье коров: в 70-е годы в СССР было около 40 млн голов. Другой вопрос, что в наследство от Советского Союза нам достался перекос цен – несправедливое соотношение цены свинины и говядины. Почему-то существует устойчивое мнение,что говядина и свинина должны стоить одинаково, хотя в наших условиях вырастить ее гораздо сложнее и дороже, да и во всем мире говядина стоит дороже. И, думаю, в России она будет неизбежно дорожать.

Б. Влечет ли за собой развитие рынков производства и переработки мяса развитие менеджмента, управляющих кадров?
А. Р. Менеджмент, безусловно, влияет на быстроту развития мясного рынка. Причем важно управление на самых разных уровнях. Нужны кадры, которые смогут работать на современном оборудовании, с современной генетикой. Для скотоводства это является основным тормозящим фактором.
Толчком в его развитии станет обучение кадров и рост их профессионализма. Сценарий будет примерно таким же,как и в птицеводстве: на протяжении пятнадцати лет перенимался опыт у западных коллег. Долгое время растились кадры, внедрялись программы мотивации персонала, в крупных холдингах работали и продолжают работать западные специалисты. В свиноводстве это происходит сейчас. Рачительные собственники этого бизнеса понимают, что мало построить за миллиард рублей свинокомплекс и завести свиней современной генетики. Если на месте не будет построена эффективная ежедневная работа, будет трудно раскрыть весь потенциал, заложенный в предприятии. Бизнес мясного животноводства более наукоемкий, более продолжительный и сложнее в управлении и учете. Существует множество разных прогнозов, но мне ясно одно: действительно эффективных,грамотных специалистов очень мало.

Б. Для кормленцев именно птицеводство и свиноводство являются основными направлениями бизнеса, но в связи с тем,что они находятся на разных уровнях, на разных этапах циклов развития, есть опыт и возможность предсказать развитие рынка свиноводства и мясного скотоводства. Есть ли преемственность?
А. Р. Двадцать лет стагнации комбикормовой промышленности – 80-е и 90-е годы – не прошли даром. Фактически комбикормовая промышленность разрушалась. Если бы были просто разрушены заводы, все было бы не столь плохо. Но все это время мы отставали в научных разработках, технологиях и сырьевой базе. В конце 90-х российской комбикормовой промышленности просто нечего было предложить современным предприятиям, и фактически западные производители занимали пустую нишу. О птицеводстве можно с уверенностью говорить: сейчас весь этот рынок занят западными производителями премиксов и добавок, а некоторые предприятия совместно с ними построили собственные мощности по производству концентратов для своих нужд.
В свиноводстве ситуация другая. Бурное развитие свиноводства совпало с развитием российских премиксныхп редприятий, комбикормовых заводов, в том числе и нашей компании. За пять лет развития свиноводства в России можно сказать, что произошло серьезное развитие российской науки в области содержания и кормления. Научные разработки стали возможны и востребованы, это подтолкнуло строительство премиксных и комбикормовых производств. И сейчас отечественные предприятия уже могут конкурировать по эффективности с зарубежными. Минус в том, что мы находимся в неравных с ними условиях, так как в России нет производств компонентов для кормов, и мы вынуждены импортировать их из-за рубежа. При этом мы платим пошлины и таможенные сборы, очень зависим от резких колебаний курса валют.
Но уже сейчас западные компании понимают степень современного развития в России, и поэтому многие из них строят или уже построили производственные мощности здесь.

Александр Ремизов: «Необязательно строить дворец для свиней»Б. Рынок премиксных предприятий довольно узкий. Это плюс или минус?
А. Р. Любой наукоемкий рынок «узкий». Но узкий рынок не значит – пустой, уровень конкуренции в России сейчас крайне высокий. Только качество конкуренции не всегда приводит к прогрессу. Например, наши западные партнеры не понимают, как комбикорм может быть несбалансированным. В Европе есть разные комбикормовые заводы, премиксные предприятия, которые конкурируют друг с другом на уровне ценовой политики, логистики, используют различные компоненты в производстве, но все они неизменно поставляют на рынок тот продукт, который нужен.
То есть если это престартерный комбикорм, то, какими бы ни были пути его производства, на выходе потребитель все равно получает качественный, примерно одинаковый по свойствам продукт. Российские компании тоже развиваются различными путями, но при этом все они выпускают разный по качеству продукт. Этим российский рынок отличается от зарубежного. Пока главным фактором в конкурентной борьбе остается цена, а не конечный результат. Некоторые предприятия кормят комбикормом сомнительных рецептур, который вызывает массу вопросов, а может, и вредит здоровью животных.

Б. Одними из важных элементов в работе комбикормовых аводов и премиксных предприятий являются сервисное обслуживание и логистика. Если говорить о конкуренции между российскими производителями и европейскими: кто выигрывает по этим параметрам?
А. Р. В современном мире продукт без сервиса неконкурентоспособен. Сейчас просто торговлей не занимается никто:кто-то продает преимущества, кто-то успех, эффективность.
Учитывая кадровый голод, слабость профильных вузов и связанную с этим плохую подготовку молодых кадров, сервисная, консультативная поддержка очень востребована, она уже неотделима от продукта.
Оперативная транспортная логистика – тоже часть сервиса, важнейшее конкурентное преимущество, недаром зарубежные предприятия сейчас активно строят производства у нас, в России. Раньше срок поставки два месяца считался хорошим, все завозилось из Европы, сейчас это совершено неинтересно клиентам. Длительный срок поставки влечет за собой ряд сложных вопросов: переходящие остатки, непредвиденные обстоятельства, отсрочки платежа, ценовая политика, качество самого продукта и отсюда наличие в продукте антибиотиков, консервантов, способных обеспечить долгий срок хранения. В этом смысле, конечно, российский производитель находится в более выгодных условиях – например, мы способны три дня в неделю выполнять заказы,работать не на склад, а конкретно под клиента.
Кроме того, довольно сложно понять, из чего произведен премикс, если он сделан вне территории России. Практически у всех игроков нашего рынка есть информация, что антибиотики как добавлялись в премиксы, так и добавляются.Заводы по производству кормовых антибиотиков как работали, так и работают. Они только сменили рынок сбыта: если раньше они работали на Европу, то теперь – на Россию.
Эти антибиотики в составе кормов поступают к нам, и это трудно отследить. Если же производство находится в России, его проще контролировать.

Б. Сейчас многие говорят о «ручном управлении» в политике. Насколько это определение характерно для российского агробизнеса? Насколько он технологичен?
А. Р. Конечно, хорошо, когда бизнес современный, технологичный. Во всем мире производственные предприятия стремятся снизить влияние человеческого фактора, чтобы все делали машины. Мы по всей России видим множество современных свинокомплексов, куда вложены большие деньги.Но нельзя забывать о том, что всеми машинами управляет человек. И его умения, опыт, знания в итоге определяют конечный результат. Мнение нашей компании, мое личное,причем оно подкреплено мнением наших иностранных партнеров: необязательно строить дворец для свиней, главное– соответствовать общим современным принципам и чтобы работали профессионалы. Это касается всех уровней менеджмента. И обеспечить этот профессионализм способна только грамотная, продуманная, справедливая мотивация. В частности, мотивация персонала в мясной индустрии не по сферам ответственности, а по конечному результату.
В комбикормовой промышленности тоже построено множество современных производств. В частности, наша компания заканчивает монтаж современнейшей голландской производственной линии. Это позволяет оптимизировать затраты, увеличить объем производства, улучшить качество продукции, сократить и оптимизировать человеческий фактор. Но если условно обозначить в процентном отношении факторы успеха, то мы отводим оборудованию 30%. Главными являются люди, которые разрабатывают продукты и обеспечивают консультационную поддержку клиентов. Будущее здесь, так же как и на мясном рынке, за сегментированием, за изготовлением индивидуальных продуктов для каждого предприятия. Продукты, безусловно, должны быть изготовлены по общим принципам и стандартам, но с учетом особенностей предприятия-потребителя. Они учитывают все его особенности, поэтому главное – не построить швейцарский дворец в виде премиксного завода, но при этом не знать, что с ним делать, а подобрать соответствующие кадры,разработать технологии, наладить поставку компонентов надлежащего качества. Должен работать принцип разумной самодостаточности. Первичен продукт, причем наукоемкий,который играет одну из определяющих ролей в получении прибыли, и его придумывают научные кадры. Можно пойти в банк, взять кредит, построить завод, но не использовать его в должной степени из-за отсутствия персонала. Такие примеры есть, причем примеры западных компаний. Это общая проблема всего производственного рынка России.

Б. Как ваша компания справляется с дефицитом кадров?
А. Р. Мы решили, что не можем ждать, когда наши институты начнут воспитывать профессионалов, и сделали ставку на использование зарубежного опыта. Для этого мы потратили большие финансовые средства на иностранное консультирование нашей компании, и, очень важно, мы высоко мотивируем наш персонал на самообразование, участие в научных семинарах и на собственные разработки. Кадры постоянно обучаются. Собственным умом отыграть те 20лет, которые комбикормовая промышленность была в упадке, как это сейчас пытаются сделать в машиностроении, невозможно. Мы всегда будем проигравшими. Поэтому мы считаем использование западного опыта и адаптацию его к российской действительности – самым безболезненными быстрым путем. Никто не говорит, что надо купить волшебный порошок на Западе и воплотить его здесь в виде каких-то волшебных комбикормов. Мы за использование цивилизованных принципов европейского производства и последних научных разработок, что впоследствии приведет к тому, что в России будут экологически чистые продукты,четко сегментированные по потребителям, по рынкам. Это для всех будет полезно.

Б. Деятельность компании «Биоэнергия», которая направлена на обучение сотрудников предприятий-клиентов, – замещение работы вузов?
А. Р. Альтруизма в этом, конечно, нет. Мы отчетливо понимаем, что сотрудничество будет эффективным, полным и долгосрочным, только если бизнес наших клиентов будет эффективным. Поэтому мы сопровождаем свои разработки и программы кормления сервисной поддержкой, в том числе консалтинговой поддержкой по росту новых кадров, их обучению. Тратим на это много времени и средств. Но другого варианта нет: заменить руководителя свинокомплекса, главного зоотехника или главного ветврача – людей, которые принимают оперативные и зачастую очень важные решения,– нельзя. Поэтому их надо вырастить, обучить, перекупить.
Где угодно, но их нужно найти. Деньги для развития животноводства найдутся. Есть программы, по которым они уже выделяются, но вот как их осваивать и кто предприятием будет руководить – это большой вопрос, вопрос серьезного поступательного развития.

Б. В этом году высокий урожай зерновых, падают цены, и в связи с этим в СМИ есть такой тренд: подешевеет зерно,подешевеют корма и, в конечном счете, подешевеет мясо в рознице. Что вы скажете по этому поводу?
А. Р. Это абсолютно не связанные показатели. Например, в2007 году зерно стоило 10 рублей, а свинина в живке 30 рублей – в три раза дешевле, чем сейчас. Спрос на свинину сейчас устойчивый, его формирует рынок. По прогнозам,снижение цены начнется через три года, но на самом деле точно сказать не может никто. Бурное развитие подразумевает скорое насыщение рынка, и, конечно, это повлияет на цену. Также существуют продукты-заменители, и если через какое-то время компании не будут работать над качеством своего продукта, люди будут заменять мясо рыбой, дорогой импортной свининой или говядиной. В любом случае цена на мясо – вопрос развития рынка, и я бы ни в коем случае себестоимость и розничную цену на мясную продукцию не привязывал к цене зерна.
Будет себестоимость свинины 55 рублей и продажная цена 55 рублей – государству придется поддерживать производителя или с помощью внешних рычагов искать новые рынки сбыта: Африки, например, или Азии. Но ниже себестоимость не станет. Это современнейшие показатели,они могут только шлифоваться, а существенно снизиться не могут.
Важно то, что сейчас бизнес может выглядеть вполне,даже сверхрентабельно, приносить прибыль, но если копнуть чуть глубже, картина меняется. Мы часто видим, что равные с точки зрения генетики, применяемых технологий и оборудования предприятия могут различаться по рентабельности в два раза. С килограмма живого веса одни предприятия могут зарабатывать 40 рублей, а другие – 20. И вроде бы для собственника, который зарабатывает 20 рублей, это неплохо, потому что при такой рентабельности через три года он выплатит кредит, получит свинокомплекс в собственность и будет вполне удовлетворен таким уровнем заработка.
Но только через три года цена на живок, на бекон будет не96 рублей, как сейчас продают современные предприятия, а 66 рублей, и тогда он будет не 20 рублей зарабатывать, а 10 рублей терять. Это напрямую связано с управлением предприятием. Собственник не пойдет смотреть, 160 или 165 дней росла свинья, один или полтора сантиметра у нее толщина шпика, 3,2 или 2,8 конверсия корма. Он может не знать,какой бывает эффективность в этом секторе, особенно если это не профильный и не единственный бизнес.
И если сотрудники неправильно замотивированы, не замотивированы на конечный результат, то собственник никогда и не видит максимальной эффективности. А из-за того,что информация о результатах других предприятий не является открытой и доступной, собственник начинает считать свою эффективность нормой.
Существуют общие целевые показатели в Европе: за 160 дней нужно вырастить свинку 110 килограммов себестоимостью 52 рубля. Это те показатели, которым должно соответствовать современное предприятие, и без постоянного грамотного руководства их достичь трудно. Сейчас любые предприятия, даже крайне неэффективные, приносят прибыль. С одной стороны, собственнику надо только радоваться. Такой устойчивой по всему году цены не было в свиноводстве, пожалуй, никогда. Но при другой конъюнктуре половина предприятий просто разорится. А конъюнктура неизбежно будет другой.
Юлия Степанченко
Еженедельный мониторинг стоимости свинины в живом весе (на 17.11.2015)
Регион РФ Цена, руб./кг Изм. в руб.
Курская область 94.00 0,00
Белгородская область 93,0 0,00
Воронежская область 95.00 0,00
Пензенская область 98.00 0,00
Республика Мордовия 104,00 0,00
Республика Татарстан 105,00 0,00
Агрегатор новостей