## ## ####
Одной строкой:


Виктор Бирюков: «У вас всегда есть право выбора…»

Бизнес / От первого лица  •  Опубликовано 01.11.2010  •  4130 просмотров
Виктор Бирюков – типичный selfmade, как это принято сейчас говорить. Член правления Российского Союза промышленников и предпринимателей, свои первые деньги он заработал в возрасте семи лет на посадке саженцев в родном колхозе Атяшево, где родился. Простой деревенский парень, он прошел путь от грузчика в сельпо до заместителя министра сельского хозяйства Республики Мордовия и президента группы компаний «Талина», которая сегодня входит в Перечень системообразующих предприятий России (так называемый список Путина). О секрете успеха, кульбитах судьбы и сложностях человеческой натуры мы беседуем с Виктором Степановичем Бирюковым.


Виктор Степанович Бирюков родился в 1962 году близ райцентра Атяшево Мордовской АССР. Потомственный аграрий и профессиональный экономист. Член правления Российского Союза промышленников и предпринимателей, депутат Государственного собрания Республики Мордовия, глава группы компаний «Талина». Кавалер ордена Славы III степени (2006), медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (2009).Виктор Степанович Бирюков родился в 1962 году близ райцентра Атяшево Мордовской АССР. Потомственный аграрий и профессиональный экономист. Член правления Российского Союза промышленников и предпринимателей, депутат Государственного собрания Республики Мордовия, глава группы компаний «Талина». Кавалер ордена Славы III степени (2006), медали ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (2009).Persona Grata. Виктор Степанович, вы окончили экономический факультет, но вас привлекала и привлекает история. Связано ли это с вашими открытиями в генеалогии? И, собственно, чем вы первично стали заниматься – генеалогией или историей?
Виктор Бирюков. Генеалогией я не так давно занимаюсь. А история всегда меня интересовала, со школьной скамьи. Просто не было возможности посвятить этому больше времени. На экономический я поступил, потому что у меня всегда была «предпринимательская жила». Когда заканчивал школу, наш классный руководитель только мне одному порекомендовала туда поступать. И, конечно же, это было правильно, поскольку в итоге я стал профессиональным экономистом. Хотя непосредственно по специальности я никогда не работал, по диплому-то я бухгалтер.

PG Как получилось, что вы стали интересоваться историей предков?
В.Б. Как у любого человека, у меня в определенный момент жизни возник вопрос, кто я и откуда. Начал заниматься этим. Сначала сам, но быстро понял, что на это требуется очень много времени. А потом познакомился с одной молодой женщиной, очень набожной, она недавно вернулась из Иерусалима, – и попросил ее, чтобы она позанималась кое-какими поисками для меня, покопалась в церковных архивах. И вот она вела эти наши поисковые дела, ездила по архивам. Дополнительная сложность заключалась в том, что территория Мордовии в свое время относилась к разным епархиям, таким образом, мои предки жили как бы в разных регионах.

PG В результате у вас получилось объединить кланы: «Владимировичи» и «Устиновичи». Мне кажется, что это и есть главный подарок в этом занятии.
В.Б. Ну, главный подарок – это то, что я теперь знаю, откуда пришли мои предки, кто они такие были. Мы дошли до определенных хронологических черт, скажем так, до предельных, после которых дальнейший поиск уже не гарантирует достоверных результатов, и остановились. Но в целом исследование собственных корней, конечно же, очень захватывающее занятие. И весьма благодарное.

Виктор Бирюков: «У вас всегда есть право выбора…» Виктор Бирюков: «У вас всегда есть право выбора…»

PG Я слышала, вы нашли родство со староверами.
В.Б. Ну, по большому счету, мы все из староверов: предки когда-то, до реформы семнадцатого века, все ими были. Но я обнаружил, что люди, которые живут на Алтае, в староверческих деревнях, очень похожи на тех людей, которые жили в деревнях Мордовии, где я бывал в детстве. Это одни и те же сказки, один и тот же говор. И я взял на себя смелость предположить, что, наверное, часть моих предков переселилась куда-то в тот дальний и величественный край.

PG Вы бывали на Алтае?
В.Б. Да, был несколько раз. Мы сплавлялись по Катуни. Там есть школа олимпийской подготовки – каякеры, рафтингисты. В общем, специалисты по сплаву. Мы с ними познакомились, и они организовали нам несколько сплавов. Правда, наш самый первый маршрут мы прошли на лошадях. Дело было поздней осенью, мы поднялись в горы, а когда утром вышли из палаток, стоял мороз, снег выпал. Точнее, не снег, а такая изморозь повсюду была. И нам приходилось в ручье раскалывать лед, чтобы добыть воду! Когда чуть ниже спустились, там уже был снег. У жеребят, которые с нами шли, торчали из снега только головы. Палатки, которые мы ставили, также были видны до половины. Позднее маршруты были уже посложнее…

PG А вы вообще по жизни предпочитаете активный отдых?
В.Б. Я не могу сказать, что я вообще что-то предпочитаю в плане отдыха. Просто был такой период жизни, случились такие впечатления. А так-то у меня работа – это хобби, а хобби – это работа. При такой жизни отдыху и места, в общем-то, не остается.

PG Вы можете позволить себе улетать надолго?
В.Б. Зависит от обстоятельств. Конечно же, не всегда я свободен. Это все сказки, когда говорят «у меня все налажено», «все катится по рельсам» и так далее. Это же твое дело! Или не твое. Тут ведь даже не очень важно, хозяин ли ты бизнеса или наемный работник. Главное, что ты вкладываешь душу в свой труд. Помните историю с рабочим «Хонды», которого задержала полиция, так как он зачем-то двигал стеклоочистители у автомобилей на стоянке? Его спросили, зачем он это делает, а он говорит: «По проекту дворники должны находиться в том положении, в какое я их перевожу».

Виктор Бирюков: «У вас всегда есть право выбора…»PG Средний рабочий день по часам у вас – это сколько?
В.Б. Помню, кто-то мне сказал: «Я думаю, а могу не думать». Я, например, думаю постоянно. Наверное, не думаю, только когда засыпаю. Хотя у меня был такой период жизни, когда я думал даже во сне. Мозг же во сне не отключается, просто его работа перестраивается. Просыпался поэтому не вполне отдохнувшим.

PG А как, кстати, с этим бороться?
В.Б. Все по-разному получают удовольствие в этой жизни, от разных вещей. Но вот лично я могу сказать: когда очень тяжело и очень трудно, получаешь удовольствие от преодоления.

PG Это и обуславливает успех?
В.Б. Наверное, другие будут оценивать, успешен я или не успешен. Просто я делаю то, что мне нравится. Я всем привожу такой пример: мы как-то выехали на объект, который хотели купить. Нам надо было его осмотреть. Выехали рано, потом долго смотрели, ходили, оценивали. Время уже после обеда, а мы все ходим, смотрим, оцениваем, советуемся… И вот человек там один был, из службы безопасности, он подходит и говорит: «Степаныч, слушай, все уже устали, надо пойти пообедать, отдохнуть. А по тебе даже и не скажешь, что ты устал». Я ему говорю: «Дело в том, что я этим живу, – а от жизни устать невозможно. А вот ты – на работе! Поэтому ты устаешь. Видишь, какое у нас различие: ты работаешь, а я живу».

PG Как, на ваш взгляд, можно достичь такого состояния? Чтобы работа перестала быть работой, а стала жизнью? Это достигается упражнением или же это врожденное качество?
В.Б. Мы все разные. И это прекрасно. У каждого человека свой взгляд на жизнь. Свои какие-то темы. Но лично я всегда работал, с малолетства. И получал от этого удовольствие. Я зарабатывал какие-то деньги, становился маленьким самостоятельным человеком. Испытывал гордость от того, что я могу что-то сделать сам.

PG С какого времени вы начали работать?
В.Б. Вот как в первый класс пошел, тогда и начал. После первого класса летом уже работал – сажали с ребятами посадки, лиственницы. Если к нам приедете, я покажу – они сейчас такие огромные!

Виктор Бирюков: «У вас всегда есть право выбора…» Виктор Бирюков: «У вас всегда есть право выбора…»

PG А на личном хозяйстве, семейном работали?
В.Б. Конечно. Но это воспринималось как данность. У меня старший брат – он был старше на шестнадцать лет, – когда я, маленький, садился за стол, всегда меня спрашивал: «Ты сел кушать, а все ли сытые? Собачка, кошка, куры, теленок?». Это помимо того, что надо наколоть дров, растопить печку. Это была такая целая отдельная серьезная жизнь, и у каждого из нас в семье были какие-то свои маленькие обязанности, которые за работу вроде бы и не считались, но каждый нес ответственность за них, был в своем русле. И я дома всегда был при деле! А кроме того, и маленькую денежку свою тоже при желании зарабатывал – мы мальчишками всегда знали все грузы, которые приходят в поселок, все вагоны и так далее. И можно было зарабатывать не только летом, но вообще круглый год.

PG Эту систему воспитания вы считаете правильной: чтобы без навязывания, но всегда при деле, чтобы была ответственность и материальный стимул?
В.Б. Да, конечно.

PG Со своими детьми вы тоже придерживались этой концепции?
В.Б. Отчасти да, а отчасти – нет. Но, во всяком случае, старался, чтобы это было так.

PG Задам вопрос, больной для большинства бизнесменов. Вам хватает времени на семью?
В.Б. Если честно, то первую семью я потерял, потому что как раз не хватало времени. Я нарушил этот принцип. Эта тема вообще очень важная. Потому что если есть крепкий тыл и ты в нем уверен, то будет все гораздо лучше получаться. Но при этом нужно находить грань, когда если тебя устраивает тот уровень, на котором ты находишься сейчас, то можно больше отдавать времени и внимания семье. А если ты идешь выше, то надо понимать, что время им все равно какое-то требуется. В первом случае у меня этого не получилось. После того раза стараюсь не повторять ошибок. Надеюсь, со второго раза получается. Вообще, когда люди начинают вместе жить, то, если они договорились о чем-то и у них есть общая цель, а также понимание того, как они будут эту цель осуществлять, тогда все будет гладко.

PG Ну, это получается как в бизнесе: договариваться надо на берегу.
В.Б. Да, именно так. Надо обо всем договариваться, надо писать брачный контракт и так далее.

PG Вернемся к занятости. У вас очень разные сферы приложения ваших сил. Тут и банк, и федерация дзюдо, и музей изобразительного искусства. И генеалогия опять же. И вся «Талина» – тридцать три предприятия от Забайкалья до Питера. Как это все у вас «уживается»? Это как-то само приходит в вашу жизнь или вы все это привлекаете?
В.Б. Само все складывается. Я специально не привлекаю какие-то события в свою жизнь. Но они приходят через людей. Если я с кем-то встречаюсь и вижу перед собой нормальные глаза, чувствую нормальные желания, то почему бы этим людям не помочь? Почему бы с ними не поработать и не пообщаться? Отдать в этом деле им частицу себя, времени, внимания? Конечно же, да. И, соответственно, отсюда возникают и дальнейшие интересы.

Виктор Бирюков на Южном полюсе][thumb=leftВиктор Бирюков на Южном полюсе][thumb=left

PG Вам везет на встречи с такими людьми?
В.Б. Честно сказать, я думаю, что процент, наверное, у всех одинаковый. А вот распознаешь ты хорошего человека или нет – это вопрос. Зависит от многих факторов, как и все в жизни. При том, что познакомиться с хорошими людьми можно где угодно.

PG Вы верите в судьбу?
В.Б. То, что каждый сюда пришел зачем-то, за какой-то главной своей целью, это несомненно. Но то, что нам прописана дорога, в которой ничего нельзя изменить, – сильно сомневаюсь. У человека всегда есть право выбора. И, конечно же, осознать цель, задачу, это тоже очень важно.

PG Как рано вы осознали свою цель?
В.Б. Я ее еще не осознал!

PG А как же вы движетесь по жизни?
В.Б. Как мне подсказывает внутренний голос, так я и поступаю. Бизнес для меня – всего лишь процесс, способ заработать деньги.

PG Получается, вы-то сами живете процессом, а не целью.
В.Б. Ну а кто живет целью?! Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах!

PG Знакомо ли вам такое понятие, как непреодолимые препятствия?
В.Б. Думаю, существует только одно непреодолимое препятствие. Это смерть.

PG А в бизнесе? Вы сталкивались с какими-то трудностями, которые никак нельзя было решить?
В.Б. Да. И тогда эти препятствия я просто обходил. А когда обойдешь и посмотришь на все со стороны, понимаешь, что эту ситуацию и надо было обойти. Значит, Господь тебя от чего-то уберег! Не стоит биться в закрытую дверь, рядом огромное количество дверей открытых. А когда возникает множество закрытых дверей, то сразу надо сказать себе: «Ты что-то где-то недоработал. Проблема в тебе. Ты где-то чего-то не доделал, не принял решения, которое должен был принять».

PG К вопросу о принятии решения. Чем дальше идешь по жизни, тем легче становится принимать решения, или наоборот?
В.Б. Пилот должен за полсекунды принять решение. Все остальные решения, которые он примет потом, уже не важны. У меня, в отличие от пилота и сапера, есть некий люфт времени, чтобы посомневаться, поэтому я считаю, что мне легко. Хотя не всегда у меня это время есть. Но я все-таки принимаю решения! Вообще, я заметил, что есть люди, которые могут принимать решения, а есть те, которые не могут вообще. Последние будут изучать, взвешивать, анализировать бесконечно, но решения так и не примут. У нас есть в компании человек, ему было поручено заниматься одной темой. Вот он ездил, изучал, записывал, составлял отчеты. Он приезжал и рассказывал: я был там-то, видел и это, и то. Я ему говорил: «Давай уже делом займемся! Пока ты ездил и изучал, технологии снова изменились. Уже все новое придумали, уже какие-то открытия другие сделали в этой теме – ты что, опять их будешь изучать? Давай остановимся и наконец-то приступим к процессу». И в итоге я сделал выбор за него.

PG Как ему повезло, однако, с руководителем! Виктор Степанович, а как вы расцениваете вот это неумение принимать решения: как отсутствие воли или как выражение некой мудрости, когда человек крайне сдержан в оценках?
В.Б. Все просто: человек таким родился. И он найдет себе место рядом с таким человеком, который за него будет принимать все решения. Он на йдет себе именно та кую жену, он найдет себе именно такого начальника. Он даже найдет себе такое государство и такую фирму, в которой будет работать! И будет при этом прекрасным исполнителем.

Виктор Бирюков на Южном полюсеВиктор Бирюков на Южном полюсеPG Мне кажется, это как-то небезопасно. Ты ото всех зависишь.
В.Б. Так они же этого не понимают!

PG Вообще, это прекрасное качество для женщины. Я все никак в себе его не выработаю. Как вы считаете, можно чему-то такому научиться?
В.Б. Можно, конечно. Можно научиться чему угодно. Просто есть характер человека, а есть его отсутствие.

PG Мы заговорили о летчиках и тому подобном. У вас в детстве была какая-то профессия мечты?
В.Б. Да. Я мечтал стать капитаном атомной подводной лодки.

PG Серьезно?!
В.Б. Даже хотел поступать в училище, документы подавал! Проходил медкомиссию.
Мы поступали вместе с другом. И на очередной медкомиссии ни я, ни он требования по здоровью не прошли. У нас просто в краю, в Мордовии, одни танкисты рождались! А когда нам объявили, что у нас нужного здоровья нет и для атомной подводной лодки мы не годимся, а вот для танковых частей очень даже подходим, то я сказал, что надо подумать. У меня же все-таки мечта была. «Дайте, я пойду оденусь, – сказал я, – вернусь и сообщу свое решение». Я вышел, оделся, через забор сиганул и был таков. Но служить все равно потом пришлось.

PG Это была срочная служба?
В.Б. Да. В танковых войсках.

PG Все-таки в танковых?
В.Б. Да.

PG То есть вы умеете управлять танком?
В.Б. В то время умел. Сейчас, конечно, технологии сильно продвинулись вперед. Но в случае чего за рычаги боевой машины сесть смогу.

PG Как вам было в армии?
В.Б. Отлично. Всегда с теплотой вспоминаю тот период жизни. Это была хорошая жизненная школа. Я пошел туда уже после института, мы служили полтора года, нас сразу отправили в учебку. Кстати, рядовым я пошел, у нас в институте военной кафедры не было. Учился я в Брежневском полку, в Брежневской роте. Полк имени Брежнева. А Брежневская рота – поскольку он в этой роте якобы служил. Это было в Забайкалье, в Чите.

Председатель Совета директоров агрохолдинга «Талина» Виктор Бирюков поднял флаги России и Мордовии на Северном полюсеПредседатель Совета директоров агрохолдинга «Талина» Виктор Бирюков поднял флаги России и Мордовии на Северном полюсеPG Поднятие флага Российского аграрного движения на Северном и Южном полюсах, которое вы совершили, – расскажите об этом.
В.Б. Когда я отправлялся на Северный и Южный полюса, я стремился показать, что аграрии – это нормальные бизнесмены. Не колхозники в грязных штанах, а настоящие деловые люди. Поездки были вообще знаменательные. На Северном полюсе проводник рассказал, что мы первые люди, которым так повезло, у которых обстоятельства настолько удачно складывались. Мы должны были какое-то время идти пешком – к самой земной оси. Нас, двоих туристов, высадили с вертолета, дали нам проводника. Мы там поставили палатки, ночевали, готовились к переходу. А на следующий день мы должны были все сложить в сани и на лыжах идти к полюсу. Но вот утром мы просыпаемся, проводник включает GPS и говорит: так, идти никуда не надо, изменился ветер, и нас просто несет к Северному полюсу. То есть мы дрейфуем в нужном направлении, без усилий. Там же гигантские льдины, которые в каком-то смысле заменяют материк – на них садятся самолеты, ездят машины, «города» целые стоят! А лед, он крутится и двигается постоянно. В зависимости от того, куда он плывет, меняются, соответственно, и маршруты. Так что нам действительно повезло: изменилось направление, и нас буквально «подвезло» к нужному месту. А направление меняется так: ночью спишь в палатке и такие звуки слышишь, как ружейные выстрелы – ба-бах! Это лед трещит.

PG Страшно было?
В.Б. Ну, кто скажет, что там не страшно, я тому не поверю, потому что Север есть Север. Хотя там и группы поддержки есть, и вертолеты, и все остальное… Но, конечно, очень много там зависит от везения. Благодаря стечению обстоятельств мы на полюсе пробыли очень недолго. Меньше, чем было вначале запланировано. У нас там неделя была по контракту, а мы уложились в три дня. Кстати, я на Северный полюс-то полетел, вот как сейчас, одетый. В костюме, в рубашке, в осенних ботиночках.

PG Экипировку там дали?
В.Б. Я думал, дадут еще в Москве. В Москве не дали. Потом думаю, дадут в Мурманске, но и там не дали. И на Шпицбергене не дали! Сказали: прилетите уже в лагерь, там все будет. Вот только там я и оделся. Но это был, конечно, выход – в костюмчике на снег. Температура минус сорок, а я такой весь деловой стою. Красиво. На меня проводник глянул, срочно вынес то, что надо на себя надеть. После того как мы оделись, мой напарник спрашивает нашего проводника: «Как же мы будем ходить в туалет?». Вы не представляете, сколько на нас было одежды! Проводник подумал и говорит: «Коля, ты должен понять только одно. Что ты действительно этого хочешь. Как только ты это поймешь, у тебя все получится». Простая истина, но, согласитесь, универсальная. Это к вопросу о преодолении препятствий. И вот мы только успели одеться, приходят к нам и говорят: есть возможность полететь дальше, летим? Мы говорим: летим, конечно же! И мы улетаем дальше. Вот все так и было. Складывалось – супер. Потом основного борта ждали, на Шпицбергене жили несколько дней. Там какой-то конгресс проводился, народу было много.

PG Наверное, конгресс метеорологов или гляциологов?
В.Б. Да нет, какой-то корпоративный конгресс, в том-то и дело. Мне, кстати, понравилась эта идея. А что, очень даже разумно! Там, на Шпицбергене, целые сутки светло, полярный день. Можно съездить на ледники, можно покататься на снегоходах. Заходишь в ресторан – все цивильно, табличка висит: «Пожалуйста, сдайте ваши ружья в сейф. Ключ у бармена». Все разуваются и в носках ходят по ресторану. Я так понял, это чтобы обувь не прела от большого перепада температур.

PG Шпицберген ведь поделен между русскими и норвежцами.
В.Б. Да. Российская часть очень сильно отличается от норвежской. Это я про норвежскую рассказываю, – там, конечно, поцивильнее.

PG А что было на Южном полюсе, как там вас принимали?
В.Б. Ну, там канадцы и американцы все организовывают. Организация, конечно, совсем иная. Канадцы пилотируют полярные самолеты, американцы принимают их на своей станции «Амундсен-Скотт». Кстати, ее директором был по контракту россиянин Владимир Папиташвили. Так вот он показал нам теплицу, где во время шестимесячной ночи выращиваются свежие овощи. То есть аграрии уже до Южного полюса добрались!

PG Постойте, вы же на Южном полюсе дважды побывали?
В.Б. Нет, это я на Северном дважды побывал. В первый раз отправился туда на ледоколе, и на его борту познакомился с Виктором Боярским – знаменитым полярником. Он и глава Полярной комиссии Русского географического общества, и директор питерского музея Арктики и Антарктики. Боярский-то и «своротил» меня с пути легкого, туристического. Он-то и потащил за собой в неизвестность. Сказал: что ты, мол, на все готовое идешь? Разве в комфортабельной каюте Север прочувствуешь? А поехали-ка со мной. Тогда я и загорелся идеей добираться до Северного полюса пешком, по льду. Мы, кстати, с Боярским на Северном полюсе купались. Вот это было сильное впечатление. На улице где-то минус четырнадцать или минус семнадцать, а вода в полынье – минус два. Пресная вода при такой температуре только в виде льда существует!

PG К вопросу о том, что «ты действительно этого хочешь». В экстремальных условиях понять, чего ты хочешь, получается гораздо быстрее, чем в обычной жизни?
В.Б. О, да. И поэтому, вероятно, у многих от экстрима обостряется, если так можно сказать, везение. Потому что действительно: как только ты понимаешь, чего ты хочешь, у тебя все получается. Это правда. И девяносто процентов лишних вещей отпадает, что очень правильно. Как в случае с шопингом: пока бегаешь в суете – ой, вот это надо и то надо. Пришел домой, вывалил все это барахло и думаешь: господи, зачем я все это купил? То есть девяносто процентов ненужных вещей отпали, но уже дома. А там это происходит тут же, по ходу дела.

Григорий Рапота вручает Виктору Бирюкову медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Нижний Новгород, 2009 г.Григорий Рапота вручает Виктору Бирюкову медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. Нижний Новгород, 2009 г.PG Я чувствую, что вы знаете что-то и про шопинг.
В.Б. Да, знаю. Скажу так: если вещь не надевается хотя бы раз в год, надо выбрасывать сразу. Скажем, у меня есть костюмы на все случаи жизни. Но ношу почему-то только два. Остальные, может, и не надо было покупать? Может, надо было напрокат взять? Или вот недавно звоню приятелю: что делаешь?
«Да вот, сижу, считаю. Семьдесят две пары обуви у меня! И вот думаю: зачем я все это покупал?!» То есть если разумно подойти к этому процессу, то серьезно – зачем? Но люди склонны придумывать себе условности, а потом в этих условностях жить.

PG Но, согласитесь, жить в условностях всегда легче, чем в реалиях. Мне кажется, что бизнес в этом плане очень полезная штука, потому что очень хорошо лечит от иллюзий. Не так ли?
В.Б. Ну, как сказать… И да, и нет. От ошибок никто не застрахован, ничем, никакой бизнес-школой. Потому что не ошибается тот, кто ничего не делает. Я вот, например, до сих пор ошибаюсь. Как правило, в людях.

PG Сильно?
В.Б. По-разному.

PG А вот как вы считаете, Виктор Степанович, люди в массе своей меняются в лучшую или в худшую сторону?
В.Б. Они просто меняются. Меняется ситуация вокруг нас, и меняется все. И мы меняемся соответственно.

PG Но ведь не полностью же люди меняются. Какой-то стержень же остается?
В.Б. Конечно. Кто-то может ошибиться один раз, ты видишь, что его «повело», он оступился. Но основа у человека осталась та же. Но когда ошибки повторяются раз за разом, бесконечно, или, предположим, не ошибки, а какие-то поступки, которые тебя изумляют, то, конечно же, это означает, что у человека стержень не тот. И что надо от него отойти по жизни. К сожалению, вот такая ситуация складывается иногда.

Алтай. Сплав по КатуниАлтай. Сплав по КатуниPG Возвращаясь к понятию везения и к вашим приключениям на земных полюсах: бывают ли люди, которым везет все время, и не в экстремальных ситуациях? Эдакие вообще везунчики по жизни?
В.Б. Вы имеете в виду везение или успех?

PG А в чем разница? Разверните ответ.
В.Б. Успех – это когда всего добиваешься своим трудом. Когда ты много работаешь, все делаешь правильно. И получаешь в итоге результат. И люди говорят: смотрите, вот ему все время везет, у него успех! Однако везение – это нечто другое. Правда, я считаю, что везения, как такового, по жизни не существует. Если ты все правильно делаешь, если ты занят своим делом, если решения принимаешь правильные и вообще живешь в гармонии с собой и природой – результат не замедлит себя ждать.

PG Но тут мы опять возвращаемся к вопросу о том, что важно понять, чего ты хочешь, и важно заняться именно своим делом. Если человек гармоничен, то он умеет расслышать собственный голос. А если нет, то – увы… Возникают проблемы везения и невезения. И мне кажется, что изначально это все-таки вопрос семьи и воспитания.
В.Б. Думаю, да. Конечно, среда, где человек родился, имеет огромное значение. Если человек родился в благополучной – со всех сторон – семье и ему с детства ставили цели и задачи, а также перед глазами он имел хороший пример, на кого быть похожим, то он будет, конечно, успешен. Но в массе своей люди не таковы. Зачастую бывает как? Вот, кажется, есть человек, а начинаешь с ним разговаривать – пусто, нет ничего. Стержня нет.

PG Но ведь таких большинство.
В.Б. Что такое кривая Гаусса, знаете? Гениев и не-гениев примерно одно количество. Менее одного процента, и все это стремится к нулю. Чем одареннее люди, тем их меньше на Земле. А основная масса – средняя. Но это не значит, что люди, принадлежащие к ней, могут освободить себя от целей и задач. Они просто обязаны хотя бы понять себя! Потому что у каждого человека в мире есть собственное предназначение, повторю. При этом, отмечу, надо понимать не только направление, но и меру ответственности, груз, который можно на себя взять. Вот это следующая сложная задача. Могу рассказать характерную историю по этому поводу, без имен. Есть человек, работает заместителем министра. Успешный, всю жизнь строил карьеру и вот наконец добился того, к чему шел. И ему стало плохо, жизнь не ладится. И со всех сторон его уже, как говорится, долбит. Ну, он дошел до самого края и уж взял мыло душистое и веревку пушистую, как говорится: вздумал сводить с собой счеты. Буквально все приготовил, а потом вдруг подумал: пойду-ка я на лавочку, где мы в детстве с пацанами играли, посижу, покурю, а потом вернусь – и тогда уже все! Пошел. Сел. Курит. А потом думает: как же мне было хорошо в детстве. А теперь так плохо – почему? Неглупый человек был. И сразу дальше начал думать: а когда мне стало плохо? Сделал кривую, провел анализ: тут было хорошо, тут хорошо, вот тут тоже было хорошо. Начальником отдела работал – было хорошо. А вот здесь стало плохо. То есть на определенном, высоком уровне уже он как бы взял на себя лишнего. Мера ответственности, нагрузки другие, потенциал другой – и пошло разрушение. Человек взял не свою ношу. И, естественно, он исправил после этого все быстро. Но лично я после этого случая очень стал чутко к себе относиться. Постоянно спрашиваю себя: я-то по себе сейчас начинаю брать?

Алтай. Сплав по КатуниАлтай. Сплав по КатуниPG Как определить эту меру?
В.Б. Вот не знаю. Не могу сказать. Наверное, по каким-то внутренним ощущениям.

PG Вы интуитивный человек?
В.Б. Думаю, да. Вообще, «в зависимости от» опять же. Надо будет посчитать цифры, могу считать. Когда нет времени все просчитать, то принимаешь решение, конечно, интуитивно.

PG На ваш взгляд, бизнес – это больше цифры и маркетинг или больше интуиция?
В.Б. Цифры и маркетинг.

PG Даже и у нас в России?
В.Б. Да, и у нас. Ну, конечно, требуется еще немножко интуиции.

PG Поиск предназначения для каждого человека – это, на ваш взгляд, приоритет религии или все-таки идеологии? Как вы в этом плане определяете себя?
В.Б. Ну, мы же все родились в какой-то идеологии. Потом она ушла, и вроде бы должна была прийти на ее место религия. Отец мой, к примеру, был коммунистом и фронтовиком. Он умер в девяностом году, в возрасте семидесяти лет. И он повторял в то время: мы не за это воевали. Он имел в виду распускавшееся пышным цветом потребительство, всю эту погоню за телевизорами, автомобилями, мебельными стенками и прочим. И он был искренен. При этом мой прадед приехал к внуку и его жене (она была юристом) после смерти Сталина и сказал: слушай, как землю-то вернуть? Жена внука опешила и говорит: никак. А он с ней спорить начал: не может быть такого, чтобы никому ничего не принадлежало! Так не бывает! Наверное, есть все-таки какой-то закон? Видите, какая разная ситуация даже в пределах одной семьи?

PG Советская идеология с падением Союза рухнула. Но на ее место ничего не пришло. Пришли относительная свобода и большие возможности для бизнеса.
В.Б. Я считаю, что это и есть определенная идеология. Просто для того, чтобы ее увидеть, надо абстрагироваться от каких-то привязок.

PG На ваш взгляд, что нас сейчас объединяет? Я имею в виду народы на территории бывшего СССР. Ведь в известной мере степень этой объединенности определяет успех бизнеса в регионах.
В.Б. Язык, конечно же, нас объединяет. И в какой-то степени русская ментальность.
Вот мы сейчас посвящаем этому очередной круглый стол, прямо сегодня он пройдет – в Москве, в Доме экономиста. Мне, как человеку, занимающемуся бизнесом, очень интересна эта малоисследованная сфера. Кстати, с нею и генеалогия соприкасается в том числе. Посоветовавшись с кое-какими людьми, я понял, что круглый стол или конференция – наилучший способ получить ответы на эти вопросы. Потому что я, когда решения принимаю, люблю пригласить того или иного человека и спросить его. А он, как правило, начинает: а я чего? А я ничего! Нет уж, говорю, ты скажи. А я послушаю. Я люблю выслушать мнения с разных сторон.

PG Наследие советской системы, наверное, еще и в том, что людей отучили высказываться. Замалчивание проблем было нормой, частью жизни. Как с этим бороться?
В.Б. Когда касается личного, мы начинаем говорить. Когда касается чужого, мы начинаем молчать. Как только в стране появятся люди, которые скажут: «мое государство», то мы сразу же начнем жить по-другому. «Мой клочок земли!» Я думаю, сейчас такие люди как раз начинают появляться.

PG «Мой клочок земли», «мой бизнес» и «мое государство» – разные понятия.
В.Б. Вот! А должно быть одно и то же. Как малая часть чего-то большого.

PG Виктор Степанович, с чего началось ваше движение по жизни? Имею в виду какие-то подвижки в сознании, которые помогли вам стать тем, кем вы на данный момент являетесь.
В.Б. В восемьдесят седьмом году я попал в круиз по Японским островам. Была такая организация «Спутник», которая устраивала зарубежные поездки по миру для молодежи. При этом я за рубеж еще не выезжал, даже в Москве бывал считанные разы. А мне, между прочим, уже двадцать пять лет тогда исполнилось. И вот как-то встречаемся с друзьями в Саранске, и один говорит: «Слушай, мы едем в Японию, ты как?». Я говорю: «А возьмут?» Через какое-то время звонок: «Слушай, надо срочно сдать деньги». По тем временам это было несколько тысяч, сумма большая. А тогда было так: выезжаешь за границу, там покупаешь видеомагнитофон. Ну, вы понимаете. К тому же «видак» японский – культовый, можно сказать, сакральный для изголодавшихся «совков». Привозишь его домой, продаешь – и окупаешь всю поездку.

В сельскохозяйственных провинциях КанадыВ сельскохозяйственных провинциях КанадыPG А что, под это дело можно было б ы даже занять несколько тысяч, мне кажется.
В.Б. Разумеется. Я пошел к старшему брату и сказал: залогом будет тот магнитофон, который я привезу. Тебе отдам! Ну и брат дал мне денег. Вышел я в Японии, в Токио. Хожу. Это был, конечно, полный взрыв для меня. Во всех смыслах этого слова. Хожу и думаю: наши отцы и деды где-то сбились. Не по тому пошли пути. Куда-то нас не в ту степь понесло. Ну не можем мы так плохо жить! Когда я возвратился оттуда, у меня весь мир перевернулся с ног на голову. Понял, что нужно что-то делать. При этом я и так был достаточно деятельным человеком.

PG Магнитофон-то привезли?
В.Б. Конечно!

PG Один или несколько?
В.Б. Коммерческая тайна! Вообще, у нас там были приключения. Во-первых, сгорел наш корабль. В порту, в Осаке. Да, печальная история, погибли люди… Я был на верхней палубе, одним из первых спрыгнул на берег, начал камешками кидать в окно каюты, где друзья жили. В ответ мой приятель Миша выглядывает и начинает причитать: что ты сделал, ты сошел несанкционированно на берег, нас тут всех за это дело по головке не погладят! Вот что значит забитое сознание советского человека! Со мной спрыгнул еще только один парень. Нам потом сверху кинули канат, и мы помогали с эвакуацией. Что там про нас всех потом писали советские газеты – ужас! Что мы тюками тащили товар и так далее. А там дай-то бог самих себя было утащить!

PG А как вы обратно вернулись?
В.Б. Другой корабль за нами прислали. Когда стало ясно, что корабль сгорел, нас построили в колонну, дали одеяла, и мы промаршировали в город. Привели нас в спортзал, рассадили по углам, поставили на столах телефоны, переводчиков нашли, чтобы мы могли позвонить домой и сказать, что все в порядке. А потом к нам пришел мэр города. При этом, замечу, в Осаке уже тогда проживало свыше двух миллионов человек, и дел у мэра довольно-таки много. Он разулся перед входом в спортзал и ходит, каждой группе что-то говорит. Представляете? Я тогда про себя подумал: а как бы у нас все было в подобной ситуации, в «совке»-то? Подходит мэр города к нашей группе и извиняется перед нами, что мы находимся в столь ужасных условиях. Говорит, не мог расселить нас по гостиницам, но это не его вина! Оказывается, советская сторона потребовала, чтобы мы всей своей группой были поселены в одной гостинице, и вот сейчас он судорожно расселяет гостиницу, чтобы нас разместить. И нас, всю мордовскую группу, потом действительно поселили в одну гостиницу.

PG Какое же самое сильное впечатление от того вояжа?
В.Б. Нас капитан в самом начале предупредил, чтобы никто машину не покупал. Потому как «у меня корабль не предназначен для перевозки подобных грузов»! Мы еще тогда подумали – рехнулся он, что ли? Нам разрешили поменять сто восемьдесят рублей по официальному курсу на иены. Ну какую машину можно купить за сто восемьдесят рублей, подумали мы?! Оказалось – «Тойоту». Не новую, конечно, праворульную, само собой, но – можно. Вот это понять было, конечно, весьма волнительно.

PG А суши вы тогда попробовали впервые?
В.Б. Точнее, «суси», в японском языке нет звука «ш». Но, вы знаете, – не довелось! Нас водили тогда в национальный ресторан, и мы там ели некое блюдо «Чингисхан». Похоже больше на китайское, чем на японское. Это было в Саппоро. Кстати, в тот вечер, когда сгорел корабль, к нам приходили японцы. Был вечер так называемой русско-японской дружбы. Полагаю, результатом этого праздника и стал пожар.

В сельскохозяйственных провинциях КанадыВ сельскохозяйственных провинциях КанадыPG Что было, когда вы вернулись в Союз?
В.Б. Я понял: что-то нужно делать. Я просто очень деятельный всегда был и таким остаюсь. Если куда-то прихожу и вижу, что там не очень хорошо, то сразу думаю, как сделать так, чтобы было лучше, но по-своему. А в Японии мне уже показали. Я мог увидеть, чего мы можем достичь тем же трудом. Ведь там те же люди! Те же руки, те же ноги, те же проблемы. Тут я точно осознал, что нужно что-то делать. Надо зарабатывать. Но, опять же, у нас тогда была такая система, что материальные ценности не доставались тем, кто работал. У меня брат был председателем колхоза, он очень хорошо считал, был хорошим экономистом. И вот он говорил: «Проблема у нас одна. Я людям не могу дать денег. Живых, наличных! Вот есть планка сто двадцать рублей по зарплате, и хоть тресни!». При этом колхоз, где он председательствовал, был продвинутый, преуспевающий, можно сказать. Строились дома, дороги и так далее. А людям денег заплатить было нельзя! Ну, много было всяких искривлений, конечно. Вот когда я работал с подрядами разгрузки на станции, самым страшным для меня, как для работника и начальника, был простой вагонов. Тогда, видимо, в стране не хватало вагонов. И вот у нас было положено по норме выгрузки два с половиной часа на вагон. Надо было разгрузить весь состав таким образом и быстро его отправить куда-то. И я так организовал процесс, что у меня люди разгружали составы, как орехи щелкали. В итоге людей осталось очень мало, это были слаженные бригады, и я мог платить им премиальные за образцовую работу. В итоге я обошел эту систему «сто двадцать рублей в месяц». То есть лазейки можно было найти всегда. Но я новому времени и его законам значительно более рад, чем старому.

PG А как вы считаете, Виктор Степанович, у нас получилось за двадцать с лишним лет все то, что вы тогда увидели в Японии?
В.Б. В некоторых отраслях мы и были впереди. И, я надеюсь, мы не отстали там и сейчас. А в общем – где-то мы приблизились, где-то нет. В сельском хозяйстве, я считаю, мы приблизились, современный российский агропром – это больше не черная дыра с пьяными трактористами.

PG Западный образ жизни, со всеми его положительными качествами и недостатками, что он должен в идеале нам дать? И дал ли он это?
В.Б. У меня на этот счет мнение такое: что ни там идеала не было, ни у нас. И сейчас нет! Перетащить полностью на нашу почву то, что есть у них там, не получится никогда. Вообще, сейчас с идеальными схемами большая проблема, потому что те системы, которые выстроены, имею в виду общество потребления и «заточенную» под него мировую экономику, – себя не оправдывают. Это видно и по экологической проблематике, и по общему экономическому состоянию на данный момент, когда весь мир находится под дамокловым мечом новой рецессии, когда до сих пор не реализованы универсальные рецепты профилактики финансовых пузырей.

Виктор Бирюков: «У вас всегда есть право выбора…»PG Как вы считаете, мы готовы к глобальным переменам?
В.Б. Человечество должно осознать, что мир, в котором мы живем, конечен. И что ресурсы, которые нам даны, тоже конечны. И наша задача – не потратить ресурсы окончательно и бесповоротно, а с помощью этих ресурсов создать выход в какие-то межпланетные пространства, где начнут обосновываться наши потомки. Нам надо учиться экономить ресурсы, жить как-то иначе. Население Земли растет, а самой земли больше не становится.

PG Жить совершенно иначе, по непривычному алгоритму, всегда страшно. Во-первых, страшно, а во-вторых, лень.
В.Б. Да, есть такое. Но не было бы счастья, да несчастье помогло!

PG Надеюсь, несчастья мы не дождемся. Спохватимся раньше.
В.Б. Вы знаете, иногда несчастье идет реально на пользу. Вот, например, случился кризис. И многим это реально пошло на пользу. Потому что люди теряли что-то материальное, но обретали новый уровень сознания. Все поняли: легкие деньги кончились. Из любой безвыходной ситуации всегда есть хотя бы один выход. Вот только, как правило, выход этот не нравится, и потому ситуацию называют безвыходной. На самом деле безвыходных ситуаций в природе просто нет.
Наталья Седякина
Еженедельный мониторинг стоимости свинины в живом весе (на 17.11.2015)
Регион РФ Цена, руб./кг Изм. в руб.
Курская область 94.00 0,00
Белгородская область 93,0 0,00
Воронежская область 95.00 0,00
Пензенская область 98.00 0,00
Республика Мордовия 104,00 0,00
Республика Татарстан 105,00 0,00