## ## ####
Одной строкой:


Владимир Плотников: «Мы не предлагаем проводить «сплошную» фермеризацию»

Бизнес / От первого лица  •  Опубликовано 01.10.2010  •  1874 просмотров
В прошлом он не только лидер Аграрной партии России, но и капитан футбольной сборной Госдумы. Он многоборец во всех смыслах. Спорт и питание, по его мнению, основные слагающие здоровья нации. Последнее для него – не красивые слова, а цель, к которой он упорно движется всю жизнь, словно полярник к верхушке Земли.
В декабре 2005 года на 17-м съезде АККОР Владимир Николаевич Плотников был единогласно избран президентом Ассоциации крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России. Сама ассоциация была создана в январе 1990 года и своей задачей определила защиту прав и интересов всего фермерского сообщества.
С появлением Плотникова в ассоциации появилась многостраничная, весьма радикальная программа-манифест:
«…Российское сельское хозяйство, российская деревня, весь уклад сельской жизни находятся в глубочайшем кризисе.
За пятнадцать послереформенных лет резко снизились объемы производства сельхозпродукции, на десятки миллионов гектаров уменьшились посевные площади, многократно сократилось поголовье скота, село обезлюдело, часть сельского населения деградировала. Среди причин кризиса аграрного сектора экономики чаще всего называется «антикрестьянская экономическая политика государства».
АККОР считает, что выход российского сельского хозяйства из глубокого кризиса, восстановление сельского уклада жизни в России станет возможным только при условии возрождения свободного крестьянства и естественных крестьянских форм ведения сельского хозяйства.
…Крестьянские (фермерские) хозяйства демонстрируют наибольшую устойчивость и динамичность в рыночных условиях. На удручающем фоне затянувшегося системного кризиса сельского хозяйства КФХ ежегодно увеличивают посевные площади, поголовье скота и объемы производства. За период 1999-2004 годов общий объем производимой ими продукции возрос в 2,5 раза. Темп прироста в этом секторе оказался в десять раз выше темпов прироста в целом по отрасли…
…Мы не предлагаем проводить «сплошную» фермеризацию…»


Владимир Плотников: «Мы не предлагаем проводить «сплошную» фермеризацию»Persona Grata Владимир Николаевич, почему главной стихией своей жизни, борьбы и устремлений вы выбрали именно землю? Вы сами с детства крепко связаны с землей?
Владимир Плотников Да, связан накрепко многими поколениями своих предков и являюсь потомственным крестьянином! У нас ведь иногда стесняются говорить вслух о своем крестьянском происхождении, потому что десятилетиями крестьянин в нашей стране был как будто изгоем общества. Где самый черный, самый непрестижный труд? На селе! Где живут самые бедные, самые бесправные люди? На селе. Вот откуда появился этот ложный стыд. Деревня, в которой я родился и жил, всегда кажется мне самой лучшей деревней в мире. Называется она Гусевка, расположена в Ольховском районе Волгоградской области. Именно в нашей деревне художник Петров-Водкин написал знаменитую картину «Купание красного коня». Прямо в том месте, где я плавал. В нашей деревне жили когда-то два помещика, генерал Греков и выдающийся ученый Равинский. У Грекова было три ордена Святой Анны, потом он был похоронен на русском кладбище в Париже. И вот у Грекова была дочь Наталья, ученица художника. Она и пригласила Кузьму Петрова-Водкина с женой пожить в их имении. Петров-Водкин приехал к ним и сделал там наброски нескольких картин, в том числе «Мать» и «Купание красного коня». Тогда наше село Слободой называлось.
Так что, конечно, крепко связан с землей. Главное, я считаю, чтобы у всех у нас было понимание того, что земля – это не грязь под ногами, а источник всех жизненных сил человека. Ее нужно ценить и защищать.

PG То есть вы успели застать какой-то бархатный период деревни?
В.П. Не скажу, что бархатный, но это было нормальное время, я там родился, в 79-м окончил школу, в 84-м – институт. Вернулся агрономом в свой родной совхоз. Тогда там строили жилье, детский сад, животноводческие фермы, газ провели. У меня отец был трактористом-комбайнером, матерый, здоровый, сильный мужик, передовик. Говорил: зачем мне эта грамота? Лучше б 10 рублей дали! С войны начал работать. Когда дед погиб, остался старшим в семье. А мать работала в овощеводческой бригаде, поваром в совхозной столовой. Отца уже нет, мать живет в деревне, и сестра там.
Недавно я узнал, кто мои прадеды были! Написал письмо в архив. Оказалось, все крестьяне – по бабушке, по дедушке, и в той же деревне родились.

PG Все рвались в Москву, подальше от деревни.
В.П. А я никуда не рвался. Мне предлагали работу в разных хозяйствах, но я не уходил из деревни. Я был самым молодым агрономом. Потом присвоили звание «Заслуженный агроном Российской Федерации», оказалось – моложе с таким званием не было тогда в России. Мне был тридцать один год. И я стал участвовать в выборах в Верховный совет, тогда еще РСФСР.

PG А чем вас привлекло участие в выборах, все-таки это уже политика?
В.П. Понимаете, я же всегда был активным комсомольцем, в институте занимался общественной работой, комсоргом был. Общение с людьми, активная жизненная позиция – это мне нравилось. Четыре раза избирался в Госдуму, возглавил Аграрную партию. Позже партия объединились с «Единой Россией», и я участвовал в выборах в областную думу. Потом от областной думы меня избрали в Совет Федерации. Сейчас я сенатор Волгоградской области.

PG Наши земельные проблемы действительно решаются, если задействовать политику? Политические рычаги необходимы?
В.П. Хороший вопрос. Политические рычаги нужны, ведь есть проблемы, которые решаются только на высоком уровне, их надо поднимать и отстаивать свои позиции. И когда решался вопрос, кто будет представлять интересы селян, люди постарше со знанием дела сказали: надо не просто выдвигать «умного и талантливого», надо, чтобы еще люди избрали. Чтобы поддержали и проголосовали полмиллиона избирателей. Вот попробуй – чтобы тебя знали да еще поддержали.

PG А сколько в селе было человек?
В.П. Полторы тысячи. Да ведь и не все проголосуют. А полмиллиона – это 20 районов. По территории – больше половины области нашей. И вот, чтобы кто-то был от нас, от земли, со знанием дела, меня отправили на выборы.

Владимир Плотников: «Мы не предлагаем проводить «сплошную» фермеризацию»PG Долгожданные рычаги появились?
В.П. Когда есть голос – безусловно, шанс есть. Ведь ты прежде всего участвуешь в подготовке законов. Законодательство – это часть аграрной политики, причем важнейшая ее часть. Какие законы – такой будет и политика. И решаются эти вопросы прежде всего на уровне государственной власти. Так не только у нас, но и повсюду в мире. Ключевые критерии успешности аграрной политики – обеспеченность страны собственным продовольствием и достаток в сельской местности. Чтобы и горожане – потребители – были сыты, и селяне – производители – были довольны. Практически надо сделать так, чтобы крестьянин достойно жил, чтобы были доходы, развитие. У нас ведь очень быстро поменялись ценности, весь уклад сельской жизни. Еще вчера был колхоз имени Ильича, и вдруг раз – и частная собственность на землю. И шло это очень болезненно.

PG То есть вначале надо было отрегулировать механизмы на уровне законодательства?
В.П. Это лишь часть проблемы, главное, чтобы эти механизмы начали действовать в повседневной жизни, чтобы система заработала. Дело еще в том, что в 90-м году, когда мне было 28 лет, я оказался на стажировке в Германии. И был там пять месяцев. Вот в этом году я, кстати, снова побывал в том же учебном центре. Прошло ровно 20 лет. А когда попал туда впервые, смотрел на все совсем другими глазами: как там все отлажено, как идет работа.

PG Ну чего сравнивать, маленькая страна.
В.П. Страна, может, и небольшая по сравнению с Россией, но производит больше, чем мы! Сказывается трудолюбие, тот факт, что земля в собственности. Все управляется, все планируется, и уровень государственной поддержки очень высокий. Из года в год улучшаются социальные условия; школы, дороги – само собой, чтобы крестьянский труд был престижным. Для нас все это тоже важно! Мы потом многое использовали из немецкого опыта, когда предлагали законы развития нашего села. У нас ведь такие хорошие возможности!

PG Что, кроме большой территории?
В.П. У нас огромный потенциал – земля хорошая, ресурсы хорошие. Да, кое-где влаги не хватает, но существует орошение, пастбища есть, чтобы скот выращивать. И надо использовать Богом данные ресурсы. А мы сейчас завозим импортного продовольствия на 1 триллион рублей в год, завозим молоко, мясо, яблоки, помидоры – все то, что можем производить сами.

PG А у нас крестьянин-то есть?
В.П. Есть! Самый настоящий современный крестьянин. Более 20 лет назад в России начали создаваться первые фермерские хозяйства. А се годня это целый хозяйственный уклад. Фермер идет вверх. И задача АККОР, нашей фермерской ассоциации, – убедить всех, насколько это важно – поддержать процесс возрождения крестьянства. Весь мир на этом стоит. Самая лучшая мотивация – работать на своей земле. Человеку землю дали – через год он преображается, по-другому выглядит, одевается, детей по-другому воспитывает. Появляются мотивация работать, высокая эффективность. У нас в 90-м году фермеры появились, поначалу их государство поддерживало, но потом интерес угас. И что же? Вопреки всему выстоял фермер. В первое время их недолюбливали, считали выскочками. А они проявили себя на деле, в производстве – по всем показателям вверх идут. По производству и молока, и мяса, и зерна. И отношение к фермеру на селе серьезно меняется. Ведь он не только создает рабочие места и зарплату платит, но и о селе заботится.
Среди негативных моментов – то, что сельское население стареет. То, что крестьянин землю не может получить для своего хозяйства. Даже если на соседнем участке бурьян растет. Есть трудности в получении кредита. Мы в Ассоциации фермеров всегда стараемся помочь, но наши возможности ограниченны. Есть понимание руководства страны, что надо заниматься сельским хозяйством, есть Министерство сельского хозяйства, мы стараемся с ними работать. Нас поддерживает министр Е.Б.Скрынник. В последнее время партия «Единая Россия» помогает, подготовлен партийный проект по развитию фермерства, в его рамках взаимодействие будет более системным. Но видите – сейчас засуха. Раньше была проблема – зерно некуда было девать. Сейчас это зерно сильно пригодится, потому что Россия получит его меньше, чем в прошлые годы, – около 60 млн тонн. И сейчас надо четко сказать людям, что государство, учитывая стихийное бедствие, будет помогать – чтобы сохранили хозяйства, чтобы поголовье не сбросили. Динамика ведь была хорошая – увеличили производство свинины, птицы.

PG Что вы можете сказать об уровне государственных дотаций, выделяемых на сельское хозяйство? Кто говорит, что денег много выделяется, кто – что не хватает ни на что.
В.П. Сельское хозяйство наконец стало государственным приоритетом. Когда в 2006 году создавались национальные проекты, обсуждалось четыре направления, и среди них – развитие сельского хозяйства. Потом появились Госпрограмма по развитию аграрного сектора, закон о развитии сельского хозяйства. Но денег на развитие села выделялось очень мало. Внимания стало уделяться больше, но все-таки недостаточно для того, чтобы сельское хозяйство динамично развивалось. А вот во время мирового финансового кризиса выделили деньги в качестве антикризисных мер – и фермерские хозяйства с плюсом сработали. Очень высокая отзывчивость на государственные вложения. Это пример того, что вложения в агросектор оборачиваются хорошей отдачей. Речь ведь не только о крестьянах. От здоровой, качественной пищи зависит здоровье нации.

PG Имеет ли в России понятие власти какие-то особые нюансы и оттенки?
В.П. Специфика у нас есть. Наверное, главное отличие состоит в том, что люди по старинке считают, будто абсолютно все проблемы решаются только на федеральном уровне, и зачастую возлагают вину даже за личные неурядицы на Москву. Это – большое заблуждение. Решение очень многих вопросов зависит и от региональных властей, от муниципалитетов, но в немалой степени и от нас самих, от того, как мы активны, организованы. Эти вопросы должны стать предметом внимания гражданского общества. В том числе и вопросы земельных отношений.

PG Находитесь ли вы в «контрах» с крупными холдингами?
В.П. Нет, мы говорим о том, что Россия большая, и места хватит всем. Многоукладность сельской экономики предполагает существование и крупных хозяйств, и средних, и мелких. Есть еще личные подсобные хозяйства, колхозы-совхозы бывшие – сейчас это акционерные общества. И пусть все будут. Мы же, заступаясь за форму фермерства, должны доказать, что нельзя все деньги направлять в крупные агрохолдинги. А когда деньги направляются – помочь тому, чтобы они дошли до крестьянина, чтобы он их получил. Это, увы, бывает не всегда – из-за разобщенности, из-за отсутствия информации. Так вот, когда мы смотрим на таблицу развития, сравниваем разные уклады, то среди всех форм лучше всех развиваются фермеры. Их доля растет и растет. Надо помогать тому, кто кормит. А какая форма наиболее приемлема, пусть покажет экономическая эффективность. Мы за то, чтобы на паритетах все было, чтобы не забывали маленькие хозяйства, чтобы государство помогало им объединяться в кооперативы.

Владимир Плотников: «Мы не предлагаем проводить «сплошную» фермеризацию»PG Все это напоминает 20-е годы, «на колу мочало», опять сначала.
В.П. Как жизнь развивается, так и есть. Началась Столыпинская реформа – и страна рванула вперед! Первое место в мире по экспорту сливочного масла. Людям дали землю, и частная инициатива привела к такому эффекту. Что сейчас? Мы сейчас занимаем первое место в мире по импорту сливочного масла. Завозим больше всех! У нас поля, луга, все есть, а. завозим. Вологодское – из Финляндии. Везем из Новой Зеландии, из Австралии. Оттуда выгодно, а свое делать невыгодно! При Столыпине понимали, что надо решать целый комплекс вопросов, и не только производственных. Где самые многодетные семьи? У крестьян. Даже сейчас не редкость – по 3-5 детей. Где самый лучший защитник Родины? В деревне. Тот, кто с детства в труде, здоровый, сильный, на любой технике умеет работать. Он – и патриот. Это его земля, земля его деда. И демографическую проблему решаем, и воспитание патриотизма тоже здесь.
А вот поучительный пример из истории. 100 лет назад в соответствии с реформами Столыпина переселили в Алтайский край семьи, дали землю. А раньше как – землю дают, и человек так хочет на этой земле развернуться! Скот развести, хлева построить. Вот полтора года прошло, докладывают Столыпину: в таком-то районе уже такие-то показатели (сколько коров, овец, зерна и т.п.).
Столыпин погрустнел, говорит: «Да, опять воруют, опять приписки, а такие реформы задумали, так хотели все сделать». Посылают комиссию – а самолетов не было, приходилось на лошадях ехать и все своими глазами видеть. Возвращается комиссия и подтверждает сказанное. Он опять: вот, и этих подкупили, никакой правды. Поехал сам на Алтай. До этого там вообще ничего не было – целина. Столыпин смотрит и глазам не верит: скот, дома, куры, гуси – и все сделали переселившиеся крестьяне! Вот что значит частная инициатива. Жаль, ему не довелось до конца довести начатое – только начала развиваться Россия, и тут-хоп! – мировая война, потом – революция, Гражданская война. И на ком выезжали? На крестьянах. Здоровые, сильные люди, которые в крестьянском труде закалились. Потом, в 29-м году, началась коллективизация – забрали землю у самых лучших, самых толковых.

PG Кстати, любопытно, каково ваше мнение об историческом ленинском «декрете о земле» 17-го года, о «переходе земли в достояние государства с последующей безвозмездной передачей ее крестьянам». Дело стоило свеч?
В.П. Земельный вопрос действительно ключевой. Приведу такой факт. В годы Великой Отечественной войны гитлеровцы также попытались разыграть эту карту. Миллионами разбрасывались на фронте немецкие листовки с призывами к нашим солдатам сдаваться в плен. И в награду им обещали отдать в собственность землю.
Но это к слову, а если вернуться к вашему вопросу, то, безусловно, Ленин понимал, что для крестьянина является самым важным. Большевики воспользовались тем фактом, что в России было немало земли в помещичьей собственности. Декрет о земле пообещал, что земля будет передана крестьянам. Конечно же, это привлекло крестьян на сторону революции. Они поддержали Ленина в гражданскую. Но лозунг «Земля – крестьянам» был сугубо политическим. На деле большевики не крестьянам ее хотели передать. Они стояли за государственную собственность на землю, за крупное обобществленное хозяйство.
На рубеже 20-30-х годов Сталин провел жесточайшую коллективизацию, которая и стала воплощением этого курса. Крестьянин окончательно лишился своей земли, и не только. Забирали лошадей, скот, орудия производства, обирали как липку, выселяли из домов – хоть с голоду помирай. Другими словами – уничтожали кулаков. А кто они? Самые трудолюбивые, самые работящие крестьяне. Как моя бабушка говорила, у них руки были как мозоли.
Вот моя семья: дед двух лошадей приобрел, не хотел в колхоз отдавать. У нас семья середняков была, быки были, коровы, и вот пара лошадей, а ему говорят-сдавай в колхоз! Он всю жизнь о них мечтал, это же больше значило, чем «Мерседес» сегодня! А тут – отдай, и все. И ладно бы в колхоз пришлось отдавать. Ведь целая эпопея была. Раскулачивали свои же односельчане – беднота, лодыри, те, кто не хотел работать. И они себя не забывали – у одного, глядишь, кулацкая корова на дворе появилась, у другого – имущество кулацкое.
Вот чем обернулся для крестьянина «декрет о земле». Он стал первым шагом к раскулачиванию и коллективизации, к уничтожению крестьянской собственности на землю, передаче ее в руки государства. И только в 90-х опять начался процесс обратный.

PG Если частная собственность – главный фактор, как же тогда, на ваш взгляд, сумели подняться и вырулить колхозы?
В.П. Но ведь государство вкладывало огромные деньги в сельское хозяйство. Строилось жилье, школы, дороги, доходило до того, что в отдельные годы при советской власти на сельское хозяйство выделяли до 22% бюджета. Это не могло не дать эффект. Но в то же время колхозы в своей основной массе оставались неэффективными, мы в СССР так и не смогли избавиться от дефицита самых необходимых продуктов, по-настоящему обустроить село. Именно тогда возникло сравнение сельского хозяйства с «черной дырой» российской экономики. И это неспроста – не дали колхозы того эффекта, которого от них ждали, да и не могли дать. Ведь крестьянин в них не был хозяином, наоборот, ведь за него все решали и давали указания. А так на земле много не наработаешь.
К сожалению, отношение к сельскому хозяйству как к обузе экономики оказалось живуче. В 90-е годы главным препятствием было отсутствие у нас политической воли поднимать село. Было упорное неверие в возможности нашего крестьянина производительно трудиться.

Владимир Плотников: «Мы не предлагаем проводить «сплошную» фермеризацию»PG Сколько потребуется еще лет, чтобы выправить ситуацию? Ведь какой-то приличный срок мы уже проехали?
В.П. Все зависит от темпов развития. Кризис не мы придумали. Если бы не кризис, сейчас бы сельское хозяйство лучше развивалось, потому что государство, руководство страны стали уделять ему больше внимания. И президент, и премьер-министр, и Министерство сельского хозяйства. А в этот раз – засуха, новый удар.
Повторю, мы хотим, чтобы в центре аграрной политики был крестьянин, а не агрохолдинг. Крупный собственник, магнат не будет жить на селе, его не волнует судьба тех, кто там живет. Это для него – просто бизнес. Идет прибыль – хорошо, нет прибыли – закрывает проект. А бывает и так, получил деньги – построил еще одну виллу и купил две машины – и ищи-свищи его. А когда крестьянину помогаем – он развивается. Таких примеров много. Есть суперсовременные хозяйства с новейшей техникой, с высшей производительностью. Такие есть в Краснодарском, Ставропольском краях, в Ростовской области, Оренбургской, Саратовской, в других регионах.
Секрет их успеха прост: получили землю в собственность, а с ней – право быть на ней хозяином, право самим принимать решения. Получили ответственность за себя, за свои семьи. И дело пошло. Надо, чтобы таких хозяев было больше, тогда и порядка будет больше – не только на селе, во всей России.
Крестьяне – достояние страны, и когда трудно, государство понимает, что нужно приходить им на помощь. Вот сейчас засуха – пролонгировать кредиты надо. Пролонгировать платежи по лизингу за технику, которую взяли. Нужно помочь им другими кредитными ресурсами. Сейчас государство реально пытается выработать весь комплекс мер поддержки и, может быть, частично погасить прямые затраты. Крестьяне удобрения купили, семена, технику, а ничего не выросло. Хотя бы часть затрат необходимо компенсировать. Сейчас в правительстве создан штаб. Надеемся, что люди почувствуют поддержку в кратчайшее время.

PG В вашей епархии – мелкие хозяйства. Но если, скажем, Союзу свиноводов можно уследить за своими холдингами, хотя там есть и мелкие хозяйства, то как держать руку на пульсе миллионов точечных объектов?
В.П. Это и есть наша задача. Сегодня в России 280 тысяч фермеров. Только-только начинается процесс объединения, есть ассоциации, районные отделения, региональные, где-то лучше, где-то хуже. Но люди начинают чувствовать, что нужно подружнее быть, чтобы лоббировать свои вопросы.

PG Как вы охарактеризуете нынешнего фермера?
В.П. Конечно, одержимый человек! Представляете, одному все начинать, это труд колоссальный. Это каким надо быть целеустремленным! Конечно, мужественный. Предприимчивый. Да, всегда рачительный, жадноватый, осторожный. И это во всем мире так.

PG Интересно, эти лучшие – потомки кулаков?
В.П. Я бы сказал иначе: это те, кто сумел унаследовать лучшие крестьянские гены, кому родители привили любовь к земле, к труду. Это те, кто имеет моральный стержень, стремится к поставленным целям. Те, кто по жизни не привык быть лежачим камнем.
Да, среди фермеров есть и потомки раскулаченных, но, конечно, не только они. Наша страна богата на талантливых, незаурядных людей, и на селе их тоже немало.

PG Какой у вас метод общения с ними?
В.П. Знаете, у крестьянина начальников нет. Он сам себе начальник…

PG .поэтому Сталин их боялся и ненавидел.
В.П. Да, ведь крестьянин – сам по себе, ему никто не указ. Сегодня ему надо разбираться и в экономике, и в финансах, и в законах, и в политике. Он должен уметь ладить, находить общий язык с людьми, принимать решения. Он сам себе начальник. Очень много хороших людей, работящих. Достойные, государственные люди! И с ними надо быть ответственным и честным, не юлить, быть принципиальным и искренним. Надо доказывать и убеждать. Это самый лучший и самый действенный путь общения.
Мы хотим консолидировать крестьянство, преодолеть разобщенность. Тогда сможем лучше, эффективнее лоббировать интересы крестьян и на федеральном уровне, и в регионах.

PG Ваши увлечения и хобби тоже земельного характера? Сами копаете на даче? Осталась тяга к земле?
В.П. Конечно. Кому и говорю – не все верят, что картошку сажаем сами, овощи. Всей семьей ухаживаем за садом, который у нас в родном селе. Это лето очень жаркое, и сад сейчас во многом на плечах детей. Они студенты, на каникулах, вот и трудятся, поливают. Не чураются сельского труда.
Убежден, мы должны воспитывать уважение к крестьянскому труду. Это должно войти в наше мировоззрение, в нашу национальную культуру. Как раньше, помните, везде висели плакаты «Хлеб – всему голова». Может быть, тогда они примелькались, но ведь это – основополагающая истина.
Во всех странах крестьянин – святая святых. И мы обязаны уважительно относиться к ним, они – государственные люди, наши крестьяне. Считаю, что все, кто формирует общественное мнение: журналисты, педагоги, писатели и поэты, общественные деятели, – должны неустанно внушать всем от мала до велика, всему народу, всей стране, что крестьянин – уважаемый человек, он – державный кормилец.
Дарья Хренова
Еженедельный мониторинг стоимости свинины в живом весе (на 17.11.2015)
Регион РФ Цена, руб./кг Изм. в руб.
Курская область 94.00 0,00
Белгородская область 93,0 0,00
Воронежская область 95.00 0,00
Пензенская область 98.00 0,00
Республика Мордовия 104,00 0,00
Республика Татарстан 105,00 0,00