## ## ####
Одной строкой:


Владимир Фисинин: «Не побираться, а самим кормить Европу!»

Бизнес / От первого лица  •  Опубликовано 01.10.2010  •  4779 просмотров
От беседы с этим человеком остается ощущение масштабности и полноты человеческой жизни. А еще, как это ни банально звучит, спокойствия за свою Родину. Все-таки не только удел прошлого и не художественный вымысел – бескорыстные Ученые, Иваны Павловы, поднимающие отрасль и двигающие вперед нашу науку лишь за счет собственной энергии. Настолько преданные своему делу фанатики, что кажутся немного безумными. А ведь это как раз и есть идеальный эталон «нормы»: не просто человек, а почти сверхчеловек.
Перечисление его исследований, достижений, титулов, орденов и наград займет несколько страниц. Сегодняшний президент Российского птицеводческого союза Владимир Иванович Фисинин – член Межведомственной рабочей группы по приоритетному национальному проекту «Развитие АПК» при Совете при Президенте Российской Федерации по реализации приоритетных нацпроектов, почетный академик Академии наук РБ и почетный гражданин Сергиево-Посадского района. Директор Всероссийского научно-исследовательского и технологического института птицеводства и первый вице-президент РАСХН, входит в число разработчиков ресурсосберегающих конкурентоспособных технологий производства элитной племенной продукции и метода принудительной линьки кур, многочисленных разработок по технологии производства яиц и мяса птицы, нормированного кормления. Он соавтор российских кроссов мясных кур «Смена-7», «Конкурент-3», «Сибиряк», а также яичных кроссов «Родонит», «Радонеж» и «Птичное», принимал участие в создании самой крупной в мире коллекции генофонда редких и исчезающих пород кур, создал научную школу «Биологические и генетические основы селекции, кормления и технологии содержания птицы»… Это всего лишь поверхностное знакомство с человеком, которого, пожалуй, лучше всего охарактеризовала скромная надпись внизу открытки-приглашения на собственное 70-летие: «По желанию юбиляра официального чествования не будет».


Владимир Иванович Фисинин – вице-президент РАСХН, президент Росптицесоюза, директор ВНИТИП, академик Россельхозакадемии, Заслуженный деятель науки РФВладимир Иванович Фисинин – вице-президент РАСХН, президент Росптицесоюза, директор ВНИТИП, академик Россельхозакадемии, Заслуженный деятель науки РФPersona Grata Владимир Иванович, вам кажется естественным, что ученые, которые успешно занимались практической генетикой, как вы или, например, Владимир Лабинов – директор Российского союза предприятий молочной отрасли, – в итоге перешли к канцелярским задачам? Или же мы недостаточно понимаем всю значимость деятельности Союзов? Как вы, состоявшийся ученый, теперь посвящаете столько времени бумагам, уставам, документам?..
Владимир Фисинин Вы знаете, это двойственная позиция. Вот Лабинов занимался селекцией, я занимался генетикой. А кто сказал, что работа топ-менеджера, организатора в высоком смысле этого слова, менее интересна? У нас много генетиков, специалистов по кормлению и так далее, но начни искать среди них настоящего руководителя, большого организатора – и… их по пальцам можно будет пересчитать. Можно быть прекрасным генетиком в птицеводстве, но. поставь этого человека завтра руководителем отдела или директором института – и через два года этого института не будет! Другое дело, что у нас не учат руководству, у нас нет института подготовки руководителей-специалистов. Вот сейчас начали готовить, а в советское время этого не было! Просто шел такой естественный отбор: удачно справился человек или неудачно. Ведь что такое хороший организатор? Это прежде всего аналитик – человек, который не просто живет статистикой сегодняшнего дня, а который через эти цифры может увидеть, что будет через пять лет и куда можно двигаться в этом отношении. Он должен видеть, как сейчас модно говорить, тренд развития. Вот это многого стоит. Можно хорошо знать технологию и все прочее, это более частное дело, нежели с организаторами.

PG Вы сами этот путь прошли. Из вашего опыта: вам требовалось дополнительное образование или же для руководства больше необходимы были определенные личные качества, характер?
В.Ф. Здесь немного другое, мне просто повезло. Когда был студентом, я хорошо учился, и меня заметил крупный ученый – биолог, зоолог Анатолий Владимирович Федюшин. Он был большой друг академика Скрябина. Такой, знаете, дворянин, ростом метр девяносто два, трость с набалдашником. Я потом узнал, что он был одним из организаторов Белорусской сельскохозяйственной академии, а в 38-м году его сослали в Сибирь. И вот этот человек меня заприметил. Тогда он занимался лимнологией – изучением озер, в то время озера изучались с точки зрения добычи корма для выращивания уток, и вот после первого курса он мне предложил ехать с ним в экспедицию. Представьте: сидит передо мной седой, красивый человек, большой ученый. А я говорю: «Нет, не могу». – «Что такое?» – «Я не могу, мне надо ехать к деду сено косить!» Он на меня посмотрел и говорит: сено косить? Я ему: ну вы что, не знаете? Сегодня, чтобы держать корову, надо сначала государству 70 центнеров накосить. Потом только можешь себе.

Владимир Фисинин: «Не побираться, а самим кормить Европу!»PG Это какой год был?
В.Ф. 58-й. Отец мой, Иван Петрович Фисинин, в это время работал заместителем начальника Омского областного управления сельского хозяйства, до этого возглавлял крупнейший лузинский свиносовхоз. Я только сейчас начинаю понимать, почему он нас с братом Анатолием из города отсылал за 100 км в деревню, – чтобы не баловали! А там не забалуешь, полпятого дед поднимал, запряжен был бычок в шорку, телега, мы в нее – прыг, и на покос едем. Начиная с 9-го класса я прекрасно уже косил. Так что я вынужден был отказаться от предложения, а после 4-го курса Федюшин вдруг снова ко мне вернулся. Снова предложил ехать с ним в экспедицию, добавляя, что у меня будет неплохой материал для дипломной работы. Я говорю: хорошо, я подумаю. В то время я еще увлекался журналистикой. У меня около 100 разных материалов опубликовано, в крупных журналах – «Сибирские огни», в «Омской правде» я печатался. И вот – бывает же такое совпадение! – в тот же день меня приглашает редактор «Омской правды» Иван Дмитриевич Фадеев. Тогда редактор областной газеты был такой фигурой! Это был прежде всего член бюро обкома партии. И вдруг он мне предлагает – идти спецкором в сельхозотдел! Я там публиковался уже, но, честно говоря, обалдел. Это было очень престижно. Он говорит: я договорюсь в Свердловске с Уральским университетом – на 3-й курс журфака пойдешь.
И надо же, такая судьба: прихожу домой, сидит отец с другом, выпивают. Друг – председатель райисполкома. Я им рассказал, что со мной в один день произошло. И отец произнес фразу, которая определила мою последующую жизнь: знаешь, я бы выбрал предложение профессора Федюшина. Почему? Хороший ученый всегда может быть журналистом. А даже прекрасный журналист не всегда может быть ученым.
Это врезалось в мое сознание. Я поехал с Федюшиным, сделал дипломную работу и министром Мацкевичем был оставлен на работе в институте. Отныне вчерашний студент преподавал четверокурсникам, с которыми бегали вместе на танцы и так далее.
За два года я сумел сделать кандидатскую диссертацию, в 26 лет ее защитил. И в тот момент понял: если не поработаю на производстве, то просижу в институте до самой пенсии и мало что сделаю. Я уехал за 120 км в хозяйство, где проводил эксперименты, сначала зоотехником-селекционером, затем заместителем директора по производству, и уже там, работая зоотехником, я защитил кандидатскую диссертацию. И мне попался очень хороший директор хозяйства. Раньше были такие: семь классов образования, работал учителем, прошел войну, весь в орденах, искореженный. Сидим на планерке – я, Колька Гуков, он Ветеринарную академию окончил, и вдруг наш директор такой вопрос поднимает! Мы с Колькой выходим и говорим: ну, мы-то чего? У одного высшее образование, у другого. Почему мы не могли сами придумать? Вот что значит хватка крестьянская! И я получил эту закалку, особенно после того, как директор Павел Захарович Кузнецов уехал на съезд партии, а меня, пацана 26 лет, оставил за себя. И вот тут все эти ступеньки руководства я прошел.
А потом вдруг правительство решило создать селекционно-генетические станции. Одна из таких станций – Западно-Сибирская зональная опытная станция по птицеводству-создается под Омском. Туда меня и направили.

PG Уже руководителем?
В.Ф. Да, директором. А получил-то я в наследство что? Разграбленную женскую колонию! Колонию закрыли, и это хозяйство, режимное предприятие – коровники, птичники – оставили на год без присмотра. Но в России разве можно что-то без присмотра оставлять? Ни крыш не стало, ни окон. И вот тогда, получив закалку у того директора-крестьянина, вступил в свое четырехлетнее директорство, начал с нуля. Нам достались птичники с метровым слоем помета. А через два года там все было заасфальтировано. Мы сделали очень хорошую зональную станцию: если страна получала 190 яиц от несушки в год, то мы получили 280. Я набрал молодых ребят, отдел селекции, отдел технологии, то есть создал свой НИИ, в который и однокашники мои пришли.

PG Как же удалось с нуля достичь таких результатов?
В.Ф. А вот как. Пришел в облплан: «Мне бы надо кирпича 15 тысяч». – «Иди к председателю облплана!» Прихожу. – «Ишь ты, какой пришел! Ты ж союзное предприятие! А мы – областное».
Ну, я и умылся. Иду к другому: пиломатериал нужен. У нас 300 км тайга! Но – то же самое. И знаете, как я стройматериал нашел? Один мудрый человек мне сказал, что рядом ЛТП есть, лечебница для алкоголиков. Три километра от Омска. Я сначала пешком ходил, потом легковая машина появилась. А там майор был еврей – отличный мужик, у них голова хорошо работает. Курицу любил и яйцо, так я ему туда – яйцо и кур, а он мне – 15 мужичков. Куда? На кирпичный завод. Они сутки отработали – у меня две тысячи кирпича есть. Они месяц поработали – и я с кирпичом оказался. Потом таким же образом мы лес приобрели и начали работать. И асфальт мне эти ребята укладывали, а я их кормил. Станция, которая возникла, – это уже сибирский институт птицеводства, целый городок отстроенный, там Дом культуры появился, магазины.

Владимир Фисинин: «Не побираться, а самим кормить Европу!»PG Как же вы оказались в столице?
В.Ф. Я никогда не собирался в Москву, для дела прошел стажировку в Германии, в Чехии. В октябре 71-го года пригласил я к себе в хозяйство секретаря обкома партии по селу (Алексей Максимович Ковальчук, очень мудрый, кандидат наук, толковый человек): поехали, хоть посмотрите, что мы там делаем! Зашли в кабинет, а у меня огромнейший планшет проектировщики сделали, целый городок. Ковальчук говорит: ты думаешь, эта сказка превратится в быль? Я говорю: не сомневаюсь в этом!
И вот мы ходим по территории, вдруг бежит секретарь, глаза навыкате, она в возрасте уже была: Владимир Иванович, телеграмма! Впервые мы получили с красной полосой правительственную телеграмму: прошу вас завтра прибыть в Министерство сельского хозяйства. Ну, Ковальчук был опытный человек. Посмотрел на меня и говорит: ты чего, продался? Я говорю: Алексей Максимыч (он когда-то с отцом моим работал), клянусь, нет!
Я прилетаю, меня принимает министр сельского хозяйства. Тогда был Владимир
Владимирович Мацкевич, один из крупнейших асов-министров. Я захожу, невысокий лысый человек встал из-за стола: «Садитесь». Я сел. – «Ну, как жизнь-то?»-»Да ничего». И вдруг он спрашивает: «А ты не знаешь, сколько зяби вспахано в Омской области?» Я ему говорю: «87,6 процента».

PG Неужели вы знали, как и с чем подготовиться к встрече?
В.Ф. А сейчас расскажу, в том-то и суть была! Он на меня посмотрел, говорит: вот чего не знаешь, того никогда не говори! Я говорю: «Владимир Владимирович, 87,6 процента». – «Я тебе сказал: не говори!»
Я говорю: «Позвольте». Открываю папочку и достаю «Омскую правду». Я, пока в самолете летел, все изучил. А тогда на первой страничке давалась табличка, сколько озимых посеяно, сколько чего собрано и т.д. Он посмотрел и нажимает кнопку помощника: «Вы почему мне не обновляете данные???» Вот так мы познакомились, разговорились, по-дружески уже. Я рассказал, что работал в крупном Тюкалинском совхозе, где было крупного рогатого скота 8 тысяч, 2800 дойного стада, 27 миллионов яйца – по тем временам это было очень много. И 300 тысяч уток. 101 тыс. га земли только было. 56 деревень. Перед праздником, пока объедешь все, обязательно что-нибудь сгорит, потому что электричества же не было! А тогда большинство сараев были соломой крыты. А ходили с чем? С керосиновыми лампами. Раз – и все.
Ну вот, мы поговорили, он: «Рад был с вами познакомиться». И – все. До свиданья. Я улетел. А 14 декабря меня вызвали в Москву, где была сначала беседа в московском обкоме партии, потом – с секретарем ЦК Кулаковым Федором Давыдовичем. Тогда директоров всесоюзных институтов утверждали на самом верху. Мне сказали: «Только смотри, не вздумай чего-нибудь просить!» (Смеется.) Ну, зашел, огромный кабинет. «Есть вопросы?» – «Нет!» Так я 14 декабря 1971 года был назначен директором Всесоюзного научно-исследовательского и технологического института в Сергиевом Посаде, тогда это был Загорск. И вот 39 лет я – директор этого института.

Дмитрий Медведев, Владимир ФисининДмитрий Медведев, Владимир Фисинин

PG А вы были партийным человеком?
В.Ф. Хороший вопрос! Как-то в один из дней звоню Ковальчуку: «Алексей Максимыч, хотел бы с вами встретиться, я подъехал в обком партии». – «Так проходи!» – «А как я пройду?» – «По партбилету». – «А я же беспартийный!» Молчание. Потом: «Кааак???» – «Да».
В конце концов я прошел, смотрю: он нахмурился. Оказывается, он на бюро подтвердил, что я коммунист. Ковальчук дал команду, меня сделали кандидатом в члены КПСС. Я год, как и все, ходил – тогда же год надо было ждать, поэтому в партии оказался в конце 68-го года. Я с сегодняшних позиций смотрю: партия вела неплохую кадровую политику, там умные люди были. Через ступень нельзя было перепрыгнуть! Младшего научного сотрудника или завлаба никогда бы Председателем Правительства России не назначили.

PG Как вас отец не проконтролировал, он же был задействован в этой сфере? Вы были с ним в контакте все это время, советовались или предпочли действовать в одиночку?
В.Ф. Он был человеком немножко другого плана, очень сильный организатор. Я на всю жизнь запомнил один случай. Пришел однажды домой и говорю ему: «Бать, ты знаешь, я забор делаю! Вокруг станции». Он внимательно посмотрел на меня и говорит: «Ты чему радуешься-то??? 50 лет советской власти прошло, а ты забор строишь!!!» Он меня поставил на место в одно мгновение. Вот и все воспитание! Но для меня этого было достаточно.

PG Забор-то тот достроили?
В.Ф. А как же, конечно! Там бы все растащили, глазом не успеешь моргнуть!

Слева направо: Елена Скрынник, министр сельского хозяйства РФ, Виктор Зубков, Председатель Правительства РФ, Владимир Фисинин, президент РосптицесоюзаСлева направо: Елена Скрынник, министр сельского хозяйства РФ, Виктор Зубков, Председатель Правительства РФ, Владимир Фисинин, президент Росптицесоюза

PG Во время столь бурной организационной деятельности вы продолжали заниматься генетикой, писали диссертации?..
В.Ф. Да, кандидатская у меня была по кормовым ресурсам озер, и мы использовали знания на практике. Почему мы и получили тогда 280 яиц от несушки в год – в России на тот момент средний показатель был 190 яиц, – а мы завезли новый генетический материал, часть линии из Японии, часть из Канады, часть из Голландии…

PG Надо же, уже в то время!!
В.Ф. Конечно! Мы тогда и начали этот процесс. Мы не гибридов завозили, а чистые линии, начали создавать свои кроссы и создали их, в том-то вся и штука. Сейчас покажу вам интересную книгу, хочу В. А. Зубкову тоже показать, первую по птицеводству книгу я нашел 1774 года издания. Был такой дворянин Петр Николаевич Елагин, вот его книга, это 3-е издание, 1908 года, а написана она в 1891 году. И вот табличку вам показываю: экспорт яиц и мяса птицы за рубеж. 1881 год – Россия продала 67 млн яиц. В Германию, Австро-Венгрию и Лондон. И тогда продавали желток и белок, раздельно, уже альбуминный за вод был в XIX веке, яйцо разбивалось – отдельно желток, отдельно белок. А в 1906 году Россия уже продала за рубеж 2 миллиарда 833 миллиона яиц. Пух, перо, помет, битую птицу, живую птицу и т.д. Вот когда экспорт начинался! Но мы тогда были русскими и сейчас мы – русские. Из России шло самое дешевое яйцо. Потому что по безалаберности посылали мелкое, несортированное, грязное. 50% лондонского рынка были русские яйца, 25% – в Германии и Австро-Венгрии. Их там сортировали, бирочку вешали – «немецкое» и продавали втридорога. Посылаем плохо откормленную птицу, они на нашем дешевом зерне откармливают ее и получают прибыль. Уже тогда птица после хлеба и леса занимала 3-е место в экспорте сельхозпродукции! Коровье масло составляло 5,3%, яйцо – 6,3% и мясо птицы – около 12%. Но самое главное, что Елагин, дворянин, подводит итог и говорит о том, что именно нужно улучшить в российском птицеводстве. Первое – озаботиться улучшением существующих у нас пород домашней птицы, особенно кур, путем скрещивания с иностранными породами. Вот этим я начал заниматься в 68-м году.

PG А вы приступили к этим процессам по наитию, не читая тогда этой книжки?
В.Ф. В то время это уже была политика нашего Птицепрома. Если продолжать руководство к действию Елагина, то под вторым пунктом у него – урегулирование железнодорожных тарифов на перевозку продукции птицеводства. Как раз то, что мы с правительством в этом году обсуждали!!! Ребята, что мы делаем? В Алтае два миллиона тонн зерна – некуда девать. По 2,50 за килограмм в феврале, но стоит довезти до Челябинска, где нет зерна, – получится только перевозка 1700 руб. за тонну.
Дальше, третье: основать в разных поясах России по несколько показательных птицеводческих хозяйств с целью наибольшего распространения знаний и для повышения квалификации. То, что у нас потом было создано как опытно-показательное хозяйство. Кроме того, Елагин советует обратить внимание на отделы птицеводства на сельскохозяйственных выставках, иначе птица оказывается на задворках. Для подготовки лиц, сведущих в птицеводстве, – усилить преподавание этого отдела животноводства, как в средних, так и особенно в низших земледельческих училищах. И дальше – вот то, над чем я сейчас бьюсь: ввозимую в Россию откормленную птицу обложить пошлиной! Чтобы это способствовало развитию своего птицеводства. Но еще большую пользу для птицеводства принесли бы народившиеся в некоторых странах Европы так называемые Союзы хозяйств. Не правительство решает в Дании.

PG То, к чему приходим только сегодня!
В.Ф. Да, а ведь сто два года этой книге. Вот я в своей новой книге «Ученые-птицеводы России» сейчас пишу: менталитет русских каким был, таким и остался. Как мы запрягали долго, чтобы быстро ехать, так по-прежнему и запрягаем.
Я еще нашел очень интересные работы Владимира Александровича Михалкова – отца Сергея Владимировича, деда Никиты Михалкова. Крупнейший был птицевод, тоже дворянин, я раскопал книги с дарственной надписью самого Сергея Владимировича. Интереснейший был человек, прожил недолго – в 53 года заболел крупозным воспалением легких, и его не стало – в 32-м году. Но то, что он делал тогда, – делается сегодня. Вот я задумался: почему в учебниках моих коллег-академиков нельзя было ссылаться на всех этих практиков замечательных, на Абозина, Всеволодова, Елагина. Ведь они знали их! Но цитировать не могли – это были князья и дворяне. Попробовал бы кто написать, что дворянин такой-то советовал то-то. Так что в каждой отрасли – своя потрясающая история!

Владимир Фисинин и Сергей Миронов, Председатель Совета Федерации Федерального собрания РФ, Председатель Политической партии Справедливая РоссияВладимир Фисинин и Сергей Миронов, Председатель Совета Федерации Федерального собрания РФ, Председатель Политической партии Справедливая Россия

PG Насколько я понимаю, теперь Союз может активно следовать этим позициям, положенным сто лет назад? Сегодня ведь к дворянам больше прислушиваются, цитата производит несомненный эффект? И что конкретно уже удалось внедрить?
В.Ф. Нашему Союзу скоро будет 10 лет. Мы не коммерческая организация, и наша основная цель – научно-техническая политика развития отрасли. Вот это самое главное, потому что в Союз входят и бройлерные фабрики, и яичные, и институты. Первое, что мы сделали, – разработали отраслевую программу развития птицеводства, которая существовала с 2005 по 2010 год. Сейчас по заданию Владимира Владимировича Путина, данному нам 14 января этого года, Росптицесоюз совместно с НИУ по птицеводству под эгидой Минсельхоза России разработал программу развития птицеводства до 12-го года и до 20-го. И все позиции, о которых я вам говорил, мы предусматриваем. В том числе создание крупных селекционногенетических центров на территории России с участием международных крупных компаний.
Мы ставим задачу: вот получили генетический материал, как правильно с ним работать? Ведь что такое сегодня бройлер или курица? Это генетически сконструированная машина. Что мы дальше должны делать? Обеспечить эту машину хорошим горючим, в нашем случае это комбикорма. Как сбалансировать по микроэлементам, по витаминам, как получить выше жизнеспособность, чтобы обеспечить выше продуктивность. Поэтому разрабатывается стратегия биологического ветеринарного благополучия. Дальше – думаем, как эту продукцию переработать. Это тоже наша задача, поэтому мы продумали в новой программе создание крупных заводов по переработке яйца. Сегодня модно рассматривать IQ – потенциал интеллекта. А масса работ показывает, что интеллект закладывается у ребенка до 5-летнего возраста, и одним из веществ, имеющим огромное значение для развития, является лецитин, который есть в яйце. Вот мы ставим задачу этот лецитин из яйца извлекать. Яйцо – это кладезь природный. Если до 89-го года в мире за единицу биологической полноценности животного белка принималось женское материнское молоко, то с 89-го года – белок куриного яйца, он оказался еще более сбалансированным.
Я, когда был начальником Птицепрома Советского Союза, чем гордился? Тем, что Советский Союз лидирует в мире по валовому производству яйца. 89,3 миллиарда мы производили. В это время США – 82 млрд, Китай – 78. А сегодня? Посмотрите, что сделали китайцы. Сегодня Китай производит более 50% мирового производства, 530 млрд, а мы – 39,3. В мире не хватает животного белка, и вот они удар сделали на производство яиц. Это не искусственное яйцо, а функциональное. Включая обогащение селеном, йодом, каротиноидами или насыщенными жирными кислотами. Селен – проблема для нашей страны, 83% населения имеет дефицит по селену. Что такое селен в норме? Это на 44,72% меньше раковых заболеваний! Или тот же йод. Нам сейчас удалось с учеными-медиками ООО «Фили-Н-Вет.Снаб» создать органический йод, препарат называется ЙодДар. Когда мы курам его даем, через три недели получаем обогащенное яйцо. В регионах Приволжского федерального округа, Читы, Бурятии, где большие проблемы с щитовидкой, это необходимо. Сейчас также разработали систему обогащения йодом мяса бройлеров. Неорганический йод не проходит через биологические мембраны, это может только органический йод, и вот ученые-медики нам помогли – мы уже начали выпуск такого йода в Кировской области. Все эти нюансы – также наши первоочередные задачи.

PG Владимир Иванович, вы – единственное контактное лицо с правительством?
В.Ф. Я – президент Росптицесоюза. Генеральный директор – Галина Алексеевна Бобылева. А у нее – небольшой коллектив, полностью женский, ни одного мужика у нас там нету! Но я вам скажу: она подобрала классных специалистов, все аналитики, и мы всегда четко знаем ситуацию в каждом регионе. Надо нам остатки мяса по каждой области – вот они у нас лежат на январь, и так далее, ни в одной отрасли вы такого не найдете! На встрече с Путиным у нас был час по регламенту, но он с нами проговорил два часа, настолько был заинтересован. Мы пригласили тогда на встречу несколько директоров.

PG Наверняка вы процитировали ему старую книгу, сразили фактами, что когда-то птицеводство в России было на третьем месте по экспорту? Или в чем причина такой заинтересованности?
В.Ф. Нет, что вы! Он бы тогда сказал: а чем вы все занимаетесь??? Где наш экспорт??? (Смеется.) Задача была поставлена: за три года уйти от импорта. Почему мир охлажденную курицу потребляет, а мы – мороженую, 2-3-месячную? А раньше были и годовалые, и двухлетние. Нам была поставлена задача: никаких окорочков! И второе – начать экспорт.

PG Это не осложнит международных отношений?
В.Ф. Нет, это межправительственное соглашение. Основная борьба здесь – с лоббистами. В октябре 2008 года мы впервые подняли вопрос о квоте, которую утвердили миллион двести тысяч тонн, а за это время мы выросли, и у нас трудности начались с реализацией продукции. Вот тогда мы убедили Путина, 300 тысяч тонн ножек Буша было снято в прошлом году. Но это надо Путина знать! Он 5 июня меня поднял в Белгороде, потом в октябре: вы доложите, как у нас дело идет; если мы уменьшили квоту на 300 тысяч – рынок не должен обвалиться! Вы должны дать прирост 300 тысяч отечественной продукции. 14 января мы доложили, что прирост за 2009 год составил 324тыс. тонн в убойной массе. На этот год надо было 350 тыс. тонн снимать, так лоббисты подсуетились – в итоге только 170 тыс. тонн сняли. Мы сейчас бьемся, и 250 тысяч еще должно быть снято, иначе у нас остатки на конец года будут огромнейшие. У нас в первой половине 2010 года на белгородских фабриках остатки составляли 43 тысячи 500тонн отечественного мяса. Любую область возьмите: Липецкая – 7300, Московская – 7 тысяч, Рязань – и то 1300, Тверская – 2200. Почему так? Потому что квота квотой, а 40% мяса завезли в ноябре-декабре и заполонили все. Вот вы тогда продайте, постарайтесь. Да еще когда идея распространяется, что ножки по низкой цене – для бедных! Вранье!

Владимир Фисинин: «Не побираться, а самим кормить Европу!»PG Как вам приходится контактировать с компаниями, если вы лично не заинтересованы в прибылях, а каждая из них – заинтересована. Как вы принимаете единое решение? Никто не тянет одеяло на себя?
В.Ф. Конечно, каждое предприятие заинтересовано в том, чтобы иметь большую рентабельность, получить прибыль и так далее. Так ведь и мы в этом заинтересованы. Ребята взяли кредиты под 20%. Если бы это был Запад – это 5-8%, допустим. Второе: мы не заинтересованы задирать цены, понимаем прекрасно, что при той низкой зарплате, которая есть в России, не будет платежеспособности. В этом году мы это уже почувствовали. Неудачная реформа по ЖКХ убрала даже у самых бедных тысячу-тысячу пятьсот рублей в месяц. А кто это был? Наши покупатели, которые брали молоко, яйцо и курочку.
Беда в другом: мы кричим, что мы живем в рынке, а нет основного рыночного механизма. Нет закона о торговле! Он принят, но на бумаге. Ведь главный механизм – это торговая наценка. Вот привез я яйцо по 15 рублей. Сделайте 25-процентную наценку – и вы будете иметь в магазине яйцо меньше чем по 20 рублей. А вы приходите – 45 рублей, 72 рубля. Когда начинаешь с торговлей говорить – они машут руками: да вы что! Мы в разорении живем, у нас 2% рентабельности. Вот это все не отрегулировано. А ведь если мы разорим своего производителя, то никакие торговые сети нам не нужны будут, опять попадем в зависимость от импорта. Нам стыдно должно быть – столько иметь земли, пресной воды и. побираться??? Да вы что! Мы сами должны кормить Европу!!! А сейчас они нам сбрасывают свои остатки.

PG Судя по вашим словам, сейчас правильная политика все же строится. А что может помешать осуществлению идеальных планов?
В.Ф. Прежде всего, инвестиционная политика. Здесь совершенно ясно и четко, что нужно снижать банковские ставки. Во всей мировой практике так. Второе – нельзя убирать субсидии на кредиты. Субсидирование кредитов должно быть, пока мы все не встанем на ноги, пока мы это построим. Вот я беру в пример американского фермера. Он берет кредит под 5%. Начинает строить. Когда он выплачивает первый кредит? Когда появляется первая продукция, он этой продукцией рассчитывается! Говорят: никто там фермеру не помогает. Вранье! На период строительства он от многих налогов освобождается. От налога на землю, от дорожного, от медицинского. То есть все продумано, чтобы ты, получив кредит, быстро его освоил. Почему? Потому что банки там в общей технологически-производственной цепочке! А наш банк в чем заинтересован? Обложить бумажками, хотя им, конечно, тоже нелегко живется, банкам.

PG Что, на ваш взгляд, нам нужно изменить?
В.Ф. Думаю, наше сознание надо немножко изменить. Ну, хорошо, банк дал кредит – тот не в состоянии вернуть. Залоговую базу дал. Не выплатил – залоговую базу банк взял себе. Коровник, птичник, элеватор. Ребята!!! А что вы с ними делать будете? У нас у некоторых банков сейчас создали управление имуществом. Но ты же не перепродашь все это, и будет рухлядью стоять, и деньги тебе не вернут. Поэтому здесь нужно быть заинтересованным во взаимной выгоде. Вот приведу маленький пример. Мы сегодня бьемся с переработчиками молока: в летний период молоко принимали в прошлом году по 6, по 7-8 рублей за литр. Ребята! Вода-минералка стоит черт знает сколько. Сегодня договорились по 11. А вы думаете, все крупные производители подписали соглашение? Нет, некоторые воздержались, и при нашем сегодняшнем законе правительство сделать ничего не может. Они не только владельцы, но и монополисты. Мы разрушили ту систему, когда в каждом районе был молокозаводик. Так давайте возьмем кредиты, давайте строить небольшие молочные заводы, обеспечивать детские сады, школы, часть на продажу. То есть здесь производитель, переработчик и торговля – это должна быть цепочка заинтересованных единомышленников. Если кто-то на себя пытается перетянуть одеяло – рано или поздно дело прогорит.

PG У правительства действительно нет никаких рычагов?
В.Ф. Пока это у нас не прописано.

PG А как же приватный разговор по мониторам?
В.Ф. А, это называется «ручное управление» (смеется). Это действует, но ведь это не генеральный путь. Такой метод хорошо срабатывает в «законе малых стран». Бельгия, Дания – как Московская область по территории. А у нас ты сегодня пока с одним говоришь, другой – где-нибудь в Хабаровске чего-нибудь натворил. В России с этим сложнее.

PG Владимир Иванович, а почему в вашей биографии такое странное место рождения – не город и не деревня, а совхоз №358?
В.Ф. Это не шутка. Я родился в 39-м году, а тогда были хозяйства оборонных заводов. И все они были номерные. Позднее наш совхоз был назван Голубковский, а когда я родился – был под номером 358, да. Это была большая деревня, у нас столько мужиков ушло на войну и не вернулось. Я хорошо помню июнь 45-го, когда они возвращались, мне было шесть лет. Как сегодня вижу дом Алферовых, мы с Лидкой Рожковой играем, подходит мужик: пилотка, усы, орденов много и вещмешок. Смотрел-смотрел, а потом: Лидка, ты?!! Как она деранет! А это ее отец был.
Я их помню всех, многие год-два, после ранения долго не жили. Я помню, у нас Паньков такой был, орденов – море! У него была пробита лобная часть, только кожа там была, она флюктуировала. Как напьется – оглоблю берет и идет громить сапожника. Был у нас такой сапожник Дерк – немец. А у него ноги колесом, еле ходил, что он мог сделать? А мой отец – замдиректора совхоза, молодой еще, и вот они шли всей деревней усмирять этого Панькова. Моя мама говорила: кто тогда эти ордена считал? Пацаны в эти ордена играли.

Владимир Фисинин: «Не побираться, а самим кормить Европу!»PG А что еще из послевоенного времени вспоминается? Кино, наверное, не завозили в совхоз?
В.Ф. А как же! Зельдина вот недавно встретил (6 мая наш Президент Д. А. Медведев в Кремле ордена вручал), он снимался в фильме «Свинарка и пастух», так я сразу вспомнил, как смотрел картину. Это был 48-й год, фильм показывали летом в новом коровнике. Кормушки стоят – и фильм там же. Мы пацанами были – так потом и позасыпали в этих кормушках. Кстати, если в клуб нас не пускали – мы забегали туда раньше на два часа и с другой стороны экрана садились. Или так. Киномеханик на деревянной култышке привозил движок-моторчик-тогда света не было. Что мы ему делали? Выхлопную трубу перекрывали, и он глох. Пять раз так сделаем – киномеханик кричит: «Пацаны! Заходите!». И после этого фильм шел. Так посмотрели «Падение Берлина», «Подвиг разведчика».
Я захватил период, когда депортировали эстонцев и латышей. Привезли в ноябре полураздетых и посадили в наш клуб холодный. Мы сами-то жили как – безотцовщина, полы глиняные, но народ у нас сердобольный – помогали им. А они работали так, что можно было позавидовать, – способнейший, трудолюбивый народ! Некоторые уехали на свою родину, а потом из Латвии опять вернулись обратно.

PG В каком виде вы застали генетику в свое время? Мы наслышаны, что все было там трагично, а по вашему рассказу получается, что вроде все не так уж и плохо было.
В.Ф. Я же пришел в то время, когда уже все страшное кончилось, прозрели! Тот же Дубинин Николай Петрович появился, Глембоцкий, Кушнер и другие. В институте, который я сейчас возглавляю, Сергей Гаврилович Петров в 32-м году издал книгу «Генетика курицы». Следом за ним – знаменитые генетики Кольцов и Серебровский. А потом пошло – «морганист», «менделист» и все прочее. И нас отбросило на 40 лет. Когда я стал студентом, в институте эти слова были ругательными. Только мичуринская биология! Это потом, с 60-го года, уже обернулись назад, но время-то упустили. Вот тоже пример, когда были впереди планеты всей, Петрова цитировали, а потом. Я еще застал Сергея Гавриловича Петрова, он был членом ученого совета нашего института, работал в Тимирязевке. Но это было поколение, которое ничего не рассказывало. Некоторых из них из моего института забрали в 37-м году.
Нам повезло. Приди мы на 15 лет раньше – нигде ничего не было, ни одной книжки по генетике, ничего.

PG То есть никаких «палок в колеса» уже не вставляли? У вас прямо-таки лучезарные воспоминания.
В.Ф. Так чего только прошлое вспоминать? Вот недавно на одной комиссии правительственной на меня набросились. Мол, хватит нам развивать птицеводство! Нам надо развивать производство говядины! Вы вон сколько уже производите. Я говорю: «Подождите, зачем меня в угол загонять? Арабские Эмираты в прошлом году сколько мяса птицы потребили на душу населения? 101 кг. Израиль – 68. Америка – 57». – «Как 57?» – «Так, уже 10 лет в меню американца на первом месте стоит птица, а потом все остальное». А Америка – это страна стейков, страна мясного скотоводства. Так вот нам надо развивать птицеводство и свиноводство таким образом, чтобы дать передохнуть, и постепенно восстанавливать производство говядины. Если взять сельхозпредприятия, то мы к уровню 90-го года говядины производим 14,5%, баранины – 16,4%. А все покрывает что? Птица, 182%!

PG Советская школа выживания пошла на пользу сегодняшним руководителям? Получается, сегодня проблемы совсем другого рода? Или случаются те же, что и прежде?
В.Ф. Та ведь школа тоже была нелегкой. Некоторых дуроломов пережить надо было, когда 100 граммов молока на корову снизили удой за неделю – и тебя на бюро райкома партии. Там сидят люди седые, грамотные и чешут тебя за это дело. Сегодня никто за это не наказывает. Теперь один показатель – уровень рентабельности. Сегодня работать интереснее! Тогда выдавали государственные деньги, у нас была одна только мысль: любыми путями их использовать. Я за строителями бегал. И нигде ничего найти не мог. А сегодня другое. Если я получил кредит, то смотрю: как это можно сделать наиболее эффективно. Вот это тоже чрезвычайно важно. Сегодня сам директор и его специалисты смотрят, с какой фирмы взять лучшее оборудование, чтобы было эффективнее. Поэтому и тогда были трудности, и сейчас есть. Вот мы говорим: плановое хозяйство. А что в нем плохого было??? Просто не надо было доводить до того, чтобы Госплан гвозди делил в Москве. А сегодня? Вы можете назвать хоть одну развитую страну мира, где рынок не регулируется? Нет таких стран, кроме нашей.

PG А как вы оцениваете наш сегодняшний уровень в технических достижениях?
В.Ф. В том, что касается науки, мы не отстали. Мы отстали в одном – в зарплате и в приборном парке. А голова у наших работает будь здоров! Вот мы проводим экономический форум по птицеводству в Сергиевом Посаде. Примерно 80 специалистов из 50 субъектов России. Мы их учим четыре дня и выдаем сертификат. Мы – единственная отрасль, которая занимается учебой специалистов. Тысячу специалистов за год пропускаем в институте через 18 потоков. Я еще лет семь назад сказал: доживем, посмотрите – будут деньги, будет техника. Что мы испытаем с вами? Мы испытаем кризис интеллекта. Не будет хороших специалистов. Мы сегодня не можем оператора хорошего найти – птичницу, на 20 тысяч. Дояркой никто не идет! За 25 тысяч уже. Она не идет, потому что огород – соток 50, она там огурцы выращивает, вот и все. А таджички – доят. Потому что разболтали мы народ в этом отношении. Вот я недавно строчку хорошую нашел у Достоевского: «Учитесь и читайте. Читайте книги серьезные. Жизнь сделает остальное». Я сейчас обложился этими раритетами. Книгу пишу об истории научного обеспечения птицеводства России начиная с XVIII века! Внучка приходит и говорит: «Дед, ты чего делаешь? Весь диван занял!».
Дарья Хренова
Еженедельный мониторинг стоимости свинины в живом весе (на 17.11.2015)
Регион РФ Цена, руб./кг Изм. в руб.
Курская область 94.00 0,00
Белгородская область 93,0 0,00
Воронежская область 95.00 0,00
Пензенская область 98.00 0,00
Республика Мордовия 104,00 0,00
Республика Татарстан 105,00 0,00