## ## ####
Одной строкой:


Аркадий Пономарев, Молочный союз: «Стоимость продукции повысится, но не до безобразия»

Бизнес / От первого лица  •  Опубликовано 03.09.2013  •  1251 просмотров
Аркадий Пономарев, Молочный союз: «Стоимость продукции повысится, но не до безобразия»На фоне сокращения производства собственного молока Россия ограничила поставки молочной продукции из Новой Зеландии и напомнила Белоруссии о фальсификате, что в дальнейшем также может привести к прекращению импорта. Это грозит отечественному рынку катастрофой, заявил корреспонденту РБК daily глава Молочного союза, депутат и основной владелец воронежского холдинга «Молвест» Аркадий Пономарев.

МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ
— Белоруссия и Новая Зеландия являются крупнейшими поставщиками молочных продуктов на российский рынок. Чего теперь ждать потребителям? Вырастут цены на молочные продукты?

— Сегодня своими действиями мы самостоятельно создаем все основания для роста цен на нашем рынке, ведь, ограничивая поставки, создаем ужаснейший прецедент, который можно назвать даже преступлением. Итогом станет сокращение потребления молока на душу населения, которое у россиян и так значительно отстает от медицинских нормативов. Учитывая подобные тенденции, я думаю, что не следует ожидать и прироста производства молока в долгосрочной перспективе.

— Почему?

— Посмотрите на внутренний рынок: объем производства молока составляет порядка 32 млн т в год, а россияне потребляют молочных продуктов в эквиваленте порядка 44 млн т сырого молока. То есть мы наблюдаем более чем 30-процентный дефицит сырья. И после ограничения на ввоз продукции из Новой Зеландии этот дефицит должен закрывать единственный крупный поставщик — Белоруссия. По сути, эта страна становится монополистом трети российского рынка молочных продуктов. И я уверен, что белорусы воспользуются таким положением дел.
Ситуация усугубляется еще и сезонностью производства молока в России: летом его на 35—40% больше, чем зимой. А дефицит сырья наиболее ярко проявляется в зимние месяцы. Если не предпринять кардинальные меры, то на российском рынке молочных продуктов может сложиться катастрофическая ситуация. И самое главное, что она не будет, да и не сможет контролироваться никем и ничем. Потребители в силу недоступности просто перестанут покупать молочные продукты. Это скажется в том числе и на такой острой для страны теме, как демографическая ситуация, потому что молочная продукция является одной из основополагающих для развития организма. Плюс ко всему это подстегнет рост фальсифицированной продукции, в которой молочные компоненты будут замещены тропическими маслами и прочими дешевыми заменителями. То есть мы отдалимся и от качественной продукции, и от достижения показателей, установленных в доктрине продовольственной безопасности России.

— Но сейчас в отношении Белоруссии пока выдвигаются только претензии, хотя мы знаем, какой короткий шаг от претензий до ограничения поставок...

— Ограничение поставок готовой продукции из Белоруссии сильно отразится на ценах. Эта страна производит определенный объем молочной продукции, и в европейские страны она не повезет свою продукцию. Годовые контракты по поставкам сухого молока в Россию на сегодняшний день уже фактические исполнены. У белорусских предприятий остается некий излишек сырого молока, который им некуда реализовать. Они будут отгружать в Россию этот объем сырьем, которого у нас, как мы видим, недостаток. Но стоимость этого сырья будет достаточно низкая по сравнению с российским, потому что задержки в отгрузке грозят белорусам еще большими негативными последствиями.

— То есть белорусские предприятия будут всеми правдами и неправдами ввозить в Россию свою продукцию?

— Да, Белоруссия будет вынуждена отгружать на российский рынок молоко в качестве сырья, а не готовой продукцией, как сейчас.

— А как могут отреагировать торговые сети на возможное повышение отпускных цен? Примут ли они новые цены?

— В результате ценового скачка под удар попадут не только конечные потребители, но и сами производители, потому что ритейлеры не разрешают поднимать цены так, как это диктует экономика производства. В конечном итоге цены все равно вырастут, но пока это произойдет, отдельные производители разорятся, не выдержав напряжения между молотом и наковальней.

— А ограничение на поставки новозеландских молочных продуктов, прежде всего сухого молока и сливочного масла, не окажется благом для российских производителей этих продуктов? Может быть, они смогут занять освободившуюся нишу?

— В стране физически нет молока, из которого можно получить сливочное масло и сухое молоко. Сначала надо купить коров и получить сырое молоко, а потом рассуждать о перспективах переработчиков. Когда существует дефицит товара, надо затаскивать на рынок как можно больше поставщиков, чтобы не допустить повышения цен. Конечно, стоимость продукции все равно повысится, но не до безобразия.

— Как вы относитесь к созданию зоны свободной торговли стран ТС с Новой Зеландией?

— От Таможенного союза, как и от соглашения о зоне свободной торговли, надо извлекать пользу для себя. Не надо бояться открытия рынка, надо четко прописывать правила игры на нем. К примеру, если Россия собирается открыть свой рынок для Новой Зеландии, то надо потребовать и ответного шага. Методом квотирования создаются определенные условия для развития слаборазвитых отраслей. Это надо продумать и детально прописать все механизмы.
К примеру, США и Канада являются самодостаточными странами с точки зрения обеспечения молочными продуктами. Но они смогли договориться о размере квот на поставку канадских продуктов в США и наоборот. Так и нам следует изучить мировой опыт и применить.

БУМАЖНЫЕ КОРОВЫ
— Если говорить о гос­программе развития АПК, то, по вашему мнению, реально ли увеличить производство молока к 2020 году до 37 млн т?

— Мы видим, что производ­ство молока за последние годы не увеличивается, а в этом году и вовсе уменьшается. Значит, происходят какие-то глубинные неконтролируемые процессы. Если не решить их сейчас, то заявленная программа будет ни о чем и государство потеряет уже вложенные в программу деньги. В программе цели только обозначены, но не прописаны механизмы их достижения, нет конкретного определения ответ­ственных лиц и их ответственности, того, каким образом решить и контролировать выполнение задач. В таких условиях, на мой взгляд, многие дотации летят в космос, а не в корову.

— Что необходимо предпринять, чтобы достигнуть или хотя бы приблизиться к заявленному объему?

— Сейчас в программе заявлено, что к 2020 году будут достигнуты такие-то показатели. Но надо детально прописать план реализации мероприятий по обеспечению регионов скотом, техникой, а также отраслевыми специалистами, и обосновать это распределение. К примеру, в этом году государство дополнительно выделило из федерального бюджета 42 млрд руб. на поддержку сельского хозяйства. Это много или мало? Почему производителям молока выделено 3,2 млрд руб., а свиноводам и птицеводам 11,8 млрд руб.? Как правило, на такие «почему» нет ответа. Сейчас мы даже не знаем размеры поголовья молочного стада в России, потому что каждый регион добавляет «бумажных» коров. Мы не знаем точно, сколько именно молочных предприятий по стране и как они развиваются. И чтобы понимать реальную картину по стране и планировать свои дальнейшие действия по строительству молочных комплексов и молокоперерабатывающих заводов, росту поголовья, надо провести учет. И только после этого мы будем знать, сколько и каких именно требуется отраслевых специалистов. Конечно, и правительство, и Минсельхоз озабочены ситуацией в АПК, но решение проблем отрасли нельзя откладывать в долгий ящик. Время играет против нас.
РБК Daily А. Кузьменко
Еженедельный мониторинг стоимости свинины в живом весе (на 17.11.2015)
Регион РФ Цена, руб./кг Изм. в руб.
Курская область 94.00 0,00
Белгородская область 93,0 0,00
Воронежская область 95.00 0,00
Пензенская область 98.00 0,00
Республика Мордовия 104,00 0,00
Республика Татарстан 105,00 0,00