## ## ####
Одной строкой:


Дмитрий Маркин: «Все гениальное – просто…»

Бизнес / От первого лица  •  Опубликовано 19.01.2011  •  1947 просмотров
Такое впечатление, что страна понемногу возвращает свою силу. Восстанавливаются заводы и комбинаты, начинается обработка неиспользованных угодий… Тандем Забайкалья и группы компаний «Талина» – один из таких оптимистичных примеров. Начало 2009 года задало целому региону новый вектор развития: «Талина» подписала с губернатором Забайкальского края соглашение о разработке программы, предполагающей организацию современного убоя на фоне модернизации и развития новых откормочных мощностей. По прогнозам, реализация этой программы позволит заместить 10% импорта говядины уже к 2014 году. Это перспективы, но и реальность уже изменилась вполне ощутимо. Первым делом был поднят из руин Краснокаменский мясокомбинат и на его базе создан мясо-комбинат «Даурский». К середине сентября 2009 года уже смонтирована первая производственная линия, через месяц – начато производство колбас. 1 ноября 2009 года смонтирована вторая очередь оборудования, которая позволяет производить 10 тонн в сутки готовой продукции. В апреле 2010 года компания приступила ко второму этапу реализации проекта: создание убоя КРС. На данный момент предприятие активно наращивает объемы производства. Колбасные изделия под торговой маркой «Даурия» стали пользоваться повышенным спросом среди населения Забайкальского края. О темпах и мощностях мы расспросили генерального директора мясокомбината, одного из сподвижников забайкальского проекта Дмитрия Маркина.


Persona Grata. Дмитрий, как вам удалось запустить и организовать проект в столь короткие сроки?
Дмитрий Маркин. Проект еще не завершен, он находится в самом процессе. Основное предприятие постройки 82-го года находилось в запустении и не работало около двух лет. 50% строительной части предприятия было построено и сдано в эксплуатацию, а 50% – это убойный цех и вспомогательное производство для убоя, – так и не было достроено. А это как раз самая актуальная, наболевшая тема для региона, в котором нет промышленного убоя. Исторически сложилось так, что регион Забайкалья – за счет степных угодий, за счет разнотравья – предназначен для откорма и выращивания крупного рогатого скота и овец. Регион и по условиям, и по климату схож с северной Канадой, а это, как известно, одна из ведущих стран по производству крупного рогатого мясного скота. Поэтому с учетом большого потенциала региона было принято соглашение между руководителем холдинга Виктором Степановичем Бирюковым и губернатором Забайкальского края о том, что в крае должна возродиться та структура животноводства, которая была ранее.

PG А на каком уровне все существовало там раньше?
Д.М. Если перевести в цифры, в советские времена поддерживалось поголовье крупного рогатого скота около 800-900 тысяч. Сейчас это уровень порядка 470 тысяч голов.

Дмитрий Маркин: «Все гениальное – просто…»

PG Наверное, бывшие центры животноводства вообще сравнялись с землей? Найденный вами вариант – еще большая удача?
Д.М. Совершенно справедливый вопрос, по проекту развития в регионе было запланировано несколько убойных цехов, так как все убойные цеха растасканы, развалены, разворованы и не действует не то что современное, а вообще ни одно предприятие в принципе. По моей оценке, где-то 80% и более животных забивается в подворьях, что категорически недопустимо. Забивать скот «во дворе» можно только в небольших количествах, для собственного потребления и для собственной реализации на продовольственных рынках.
Потенциал Забайкалья при этом таков, что регион способен прокормить не только себя, но и соседние близлежащие регионы Сибири. Прокормить хорошей, качественной говядиной. Развитие нашей программы позволяет создать убойные площадки, промышленное производство и получить качественное мясо-сырье. То есть одним из пунктов этой программы – и это опорный пункт – является создание убойного цеха. В 2009 году группа компаний «Талина» совместно со специалистами-животноводами совершила объезд этого региона, в каждом регионе встретилась с фермерами, с руководством района – на предмет изучения исторического опыта. Группа изучила перспективы развития района, в том числе и для убойных площадок. Было принято решение опорной точкой определить город Краснокаменск, так как там сконцентрировано 60% всего поголовья Забайкальского края. Краснокаменский мясокомбинат находится в радиусе не более 350 км от содержания основного поголовья, а это расстояние является максимальным по доставке животных на убой. В связи с этим было принято решение достраивать площадку и создавать на ней промышленный забой.

PG А в чем уникальность этого проекта? Вы хотели разом восполнить потребности всего района? Сейчас у нас пытаются осуществить прорыв за счет гигантизма предприятий.
Д.М. По опыту Европы могу сказать, что маленькие бойни сегодня отмирают. За счет своей технологичности эта бойня позволит получать более дешевое мясо и всегда стандартного качества, отвечающее требованиям разных сегментов, как населения, так и производства.

PG Хорошо, вот появятся бойни. А будет кого забивать?
Д.М. Бойня – лишь опорный пункт! Почему там не развивалось животноводство (опять же, как показали конференции с фермерами)? У животноводов не было и нет до сегодняшнего дня гарантированного сбыта, который им определял бы политику своего бизнеса. И они начинают заниматься всем – зерном, которое по себестоимости в 2-3 раза выше, чем в соседних регионах, как Алтай, например, и свои убытки компенсируют этим мясом, на которое тратят меньше денег, чем в Центральной части России, где идет откорм животных на стойловых площадках. В Забайкалье – пастбища, травы, луга, и единственное, что обеспечивают животным, – это ветеринарное обслуживание и водопой. Плюс идет заготовка кормов на зимний период, но корма опять же в основном природные. Они косят траву, которая растет сама по себе. И сейчас люди начали понимать, что если есть возможность сбыта, то стоит заниматься чем-то одним. Это выгодней, чем заниматься тем же зерном. В этом году уже есть опыт сотрудничества с одним крупным фермером, у которого три тысячи голов крупного рогатого скота: он засеял зерносенаж, заготовил эти корма на зиму и сейчас фактически заготавливает дополнительных животных на свою откормочную площадку для зимовки, чтобы их кормить этим заготовленным кормом и впоследствии сдать на наше предприятие.

Дмитрий Маркин: «Все гениальное – просто…»PG Вы ориентируетесь в основном на фермерские хозяйства?
Д.М. Не только. Мы ориентируемся и на население. В основном 80% животных – именно у населения. И фактически следующим этапом развития программы животноводства будет такая схема: животное вырастает от рождения до определенного веса, и его продают фермеру на откормочную площадку. На откормочной площадке получают 200-килограммовое животное и начинают его кормить специальными кормами, чтобы животное во время роста получило максимальное количество витаминов и хорошо набирало вес.
Это так, как происходит в Канаде: есть специализация откорма животного до 200 кг, оно на летних лугах питается, в него ничего не вкладывается, и его передают на откормочную площадку, где уже другой подход к выращиванию.

PG А сами животные какие? Со старой генетикой?
Д.М. В регион долгое время никаких пород не завозилось, но сейчас идет развитие канадской породы герефорд. Я упомянул о нашем сотрудничестве с сельхозартелью «Богдановка», фермером Богдановым, у которого более трех тысяч голов КРС – у него как раз есть эта порода, около 800 голов. Качество породы – это следующий этап развития нашей программы, который подразумевает внедрение инновационной селекционно-племенной работы и приобретение лучшего генетического материала за рубежом, и в первую очередь в Канаде. Технология поглотительного скрещивания позволит существенно ускорить замену беспородного стада. Ее суть в том, что за каждым хозяйством закрепляются племенные животные, и хозяин следит, чтобы они не скрещивалась с беспородными.

PG Вы только что прилетели из Голландии, не по этому вопросу туда отправлялись?
Д.М. Мы были сейчас в Голландии и в Германии, но эта поездка была спланирована для шлифовки последних моментов по контракту на закупку оборудования для убоя и очистных сооружений, на котором мы будем работать в следующем году.

PG Это действительно технология будущего? Нам уже в приемной рассказали о приоритетах вашего руководства: ни в коем случае не экономить на оборудовании! Которое должно быть не просто новейшим – оно должно опережать время.
Д.М. Все гениальное – просто, оборудование высокого качества, а вообще-то – принцип один. Если на старых линиях убоя мы не получим высокой гигиены, то современное оборудование отвечает всем требованиям и, как следствие, срокам хранения при получении качественного продукта. Конечно, мы, как современная компания, оборудование подбираем самое лучшее, поэтому долго «запрягаем», а потом быстро едем, или, как еще говорится, «семь раз отмеряем, один – отрезаем». Мы много времени отдали тому, чтобы определить перспективы жителей Забайкалья, как дальше будут развиваться программы животноводства в конкретном регионе. Дело в том, что в силу исторических причин к этому времени в Забайкалье сложилась «монгольская» технология, при которой не уделяется большое значение породе: это просто пастбищный откорм, свободный выгул животного на природных пастбищах. И сейчас изучаем, как люди ведут себя, будут ли они развивать свое дело по прежней технологии или все-таки отдадут предпочтение качеству?
На сегодняшний день мы являемся первыми и единственными поставщиками свежего мяса для всех школ и детских садов города Краснокаменска. Пока мы говорим о модели. Нельзя за год работы объять необъятное, но шаг за шагом придем к тому, что все предприятия, школьные, дошкольные учреждения, возможно, военные части, – то есть те организации, где должны быть сохранены стандарты, – будут получать мясо высокого качества.

PG В регионе идет спрос именно на говядину? Говорят, что России пока не под силу поднять КРС, так как это многолетнее производство, поэтому взят курс на то, что быстрее и поэтому дешевле – кур и свиней.
Д.М. Да, самое сложное в нашей технологии – то, что говядина – не дело одного года. Это долгая программа, длинная технология, долгие деньги, но в общем подходе ведь не учитываются такие примеры, как Забайкалье. Если рассматривать Центральную часть России – здесь действительно намного выгоднее бизнес свинины. Но страна у нас большая, и каждый регион – индивидуален. Свинины в Забайкалье очень мало, и 80% завозится со стороны. За счет масштабности производства в других местах цена на ввозимую свинину ниже, чем собственное производство. Поэтому там практически нет развития свинокомплексов, только единичные случаи.
Выращивание крупного рогатого скота для местного населения – это один из немногих способов заработать денег. Представьте себе отдаленную деревню в степи. До ближайшего населенного пункта – 5070 километров. И везде – голая степь. Как на этом месте может заработать человек? На чем? Он может заработать только на мясе. Говядина производится в одном месте, а продается в другом. Допустим, в деревне 500 человек. В округе нет никого. Они занимаются производством говядины и являются поставщиком для города. А мы являемся связующим звеном между производителем и покупателем. Вот сейчас это звено отсутствует, оно выпало. Жители сами не могут построить правильной экономики между производителем говядины и покупателем. Именно интегратор нужен, убой и разделка мяса. И без тех подготовительных опорных ресурсов или мероприятий развитие невозможно. Если фермер не будет иметь гарантий, что он сможет сдать свое животное, гарантированно по определенной цене, он не будет заниматься развитием. Сегодня обстоятельства сложились так, что люди содержат столько животных, сколько им под силу, сколько им необходимо для жизни, и они не развиваются! Как только человек поймет, что он сможет за свою работу получать хорошие деньги, он увеличит поголовье своего стада.

PG Интересно, что вы ориентируетесь на фермеров, а только и приходится слышать, что фермерство – отмирающая форма.
Д.М. В России фермером принято называть человека, который занимается всем. У него должны быть и трактор, и комбайн, и земля, и посевные площади, он должен заниматься и зерном, и мясом. Но когда он начинает заниматься всем, он, как в известной пословице, начинает гнаться за несколькими зайцами. В результате – распыляется. Некоторые убытки и издержки он компенсирует другим производством, не исследуя, на чем он заработал, а на чем потерял. Сейчас фермеры приходят к тому, чтобы концентрироваться на той сфере, которая приносит прибыль. Один фермер будет заниматься зерном, и если это будет приносить ему доход, он будет заниматься этим масштабно, качественно и технологично. Другой – мясом. Зачем на каждое хозяйство иметь столько техники? Там пять комбайнов, через дорогу – пять комбайнов. Индивидуально не построить экономику правильно. Нужно сегментировать – кто-то производит корма, кто-то муку, кто-то мясо. Так что мы рождаем спрос. А они сами определяют, кто чем будет заниматься.

PG Вы всю базовую модель строите по канадскому принципу или переносите только технологию откорма?
Д.М. Невозможно ведь взять что-то и перенести. Везде есть нюансы и особенности, в том числе и особенности сложившейся технологии. Канадская форма более ориентирована на породность. Там сначала идет откорм до 200 килограммов, потом доращивание до 400-450 килограммов и сдача на убой. То есть двухстадийное производство, и оно тоже сегментируется. В Монголии, например, все одним этапом идет. Хотелось бы ориентироваться на ведущих производителей. Зачем совершать ошибки, если можно учиться на чужих? Если регион подобен Канадскому, почему бы не идти по этому пути? Но это должны понять фермеры, что им выгодно заниматься мясным скотоводством.
Может быть, у нас и не удастся так быстро, как в Канаде, эту модель внедрить, и в этом случае мы не будем на ней настаивать. Наша главная задача – увеличить поголовье и накормить людей. Следующий этап – это экономика животноводства.

Дмитрий Маркин: «Все гениальное – просто…»PG То есть даже возможно в будущем откушать в московском ресторане забайкальскую отбивную?
Д.М. Ну, почему бы и нет, если хороший дорогой кусок мяса можно привезти не из Бразилии, а из нашего Забайкалья? Конечно, да. Если здесь рынок сложился так, что человек готов покупать килограмм хорошего мяса за 600-700 рублей. Рынок определит, что куда продавать. Однозначно то, что хороший продукт будет востребован всегда, а регион готов развивать эту программу.

PG Дмитрий, вы заняты в проекте Даурского мясокомбината полтора года. В течение всего этого времени у вас такой безумный график – в 5 утра прилет, в 8 – встреча, в 11 – переговоры, в 13 – вылет, и так далее?..
Д.М. У меня такой график последние 12 лет, ровно столько я работаю в этой компании. А в Забайкалье на базе этого опустошенного завода за 3,5 месяца было налажено колбасное производство, и уже год мы производим высококачественные колбасные изделия, которые занимают порядка 18% рынка Забайкалья. Это очень хороший показатель за один год, он может свидетель-ствовать о качестве нашей продукции.

PG Государственной поддержки не было в проекте?
Д.М. До сегодняшнего дня компания финансировала проект самостоятельно, а сейчас с помощью руководства Забайкальского края оформляется кредит на приобретение высокотехнологичного оборудования для убоя и на достройку здания. Часть процентной ставки кредитов по этой программе будет компенсирована. Проект возглавляет со стороны компании «Талина» Виктор Степанович Бирюков, а со стороны правительства Забайкальского края есть куратор – это заместитель губернатора Кошелев Алексей Геннадьевич.

PG Как на месте оценивают вашу первую продукцию?
Д.М. Я думал, что обычно новому вкусу радуются только первое время, а потом новизна приедается, и люди говорят: а вот раньше. Конечно, не совсем качественная дистрибьюция, не та, которую хотелось бы, в силу отдаленности населенных пунктов, но сейчас, по истечении года, оценка покупателя столь же высока, постоянное увеличение объема ежемесячно.
Мы постоянно работаем над качеством, и рынок в регионе оживился: когда мы выпустили свой новый продукт и делали сравнительные дегустации, конкурентная продукция очень отставала. Сейчас конкуренция их подстегнула, и производители стали улучшать качество своей продукции.

PG Что у вас является хитом продаж?
Д.М. Как, наверное, в большинстве компаний – «Докторская» ГОСТ. Мы вообще не даем никакую рекламу, и тем не менее. Людям просто нравится продукт.

PG Проект вы закончите в 2011 году?..
Д.М. Да. Это будет убой, разделка мяса. Основное направление – снабжение всех предприятий сырьем. Как быстро будет развиваться рынок по мясу, сейчас сказать сложно, но именно Краснокаменск прореагировал интенсивно. В этом году мы организовали небольшую убойную площадку и обучаем своих специалистов технологическим приемам и принципам. Подготавливаем для пуска современной убойной линии. Также в этом году совместно с руководством района нашей компанией было принято решение о создании теоретической и практической базы на основе профессионального училища в городе Краснокаменске. Там их два: одно ориентировано на подготовку кадров для Приаргунского производственного горно-химического объединения, которое является градообразующим, а второе – ориентировано на все остальное, ЖКХ и другие области. В этом году мы создали группу по трем новым специальностям: переработка скота и мяса, обвалка и жиловка, оператор по производству колбас. Уже набрали 68 человек – в три группы, и с 1 сентября они проходят обучение. А с октября мы запустили производственную лабораторию, которую полностью оснастили технологическим оборудованием, создали в миниатюре площадку и стали производить колбасу на практических занятиях. Кстати, студенты могут поступать на работу на любое предприятие, также и к нашим конкурентам, то есть каждый имеет право выбора.
Обучение ведут ведущие технологи компании, люди с 20-летним стажем. По опросу, который мы недавно проводили, процентов 60 уже мечтают попасть на работу на наше предприятие, они увидели масштаб и потенциал своей профессии. Так как основным производством в Краснокаменске является добыча урана в Приаргунском производственном горно-химическом объединении, мы создаем здоровую конкуренцию по деятельности, у жителей наконец-то появился выбор.

PG Дмитрий, каков характер вашей личной заинтересованности в реализации данного проекта?
Д.М. Я учусь, растет и стоимость моего труда, но основной задачей я считаю самосовершенствование – перед тем, как получить быстрый доход. Но предела совершенству нет. Компания поддерживает ведущих специалистов, и интересно работать, потому что постоянно появляется что-то новое, развиваются все секторы, развивается человек – и все вместе с ним.
Дарья Хренова
Еженедельный мониторинг стоимости свинины в живом весе (на 17.11.2015)
Регион РФ Цена, руб./кг Изм. в руб.
Курская область 94.00 0,00
Белгородская область 93,0 0,00
Воронежская область 95.00 0,00
Пензенская область 98.00 0,00
Республика Мордовия 104,00 0,00
Республика Татарстан 105,00 0,00